+7-495-723-0119

Роман Ромачев: Установите мобильное приложение по блокировке спам-звонков. Это достаточно эффективно в борьбе с мошенниками

Опубликовано 7.10.2019 Автор CEO

Роман Ромачев: Установите мобильное приложение по блокировке спам-звонков. Это достаточно эффективно в борьбе с мошенниками

ГОСТИ
Роман Ромачев
генеральный директор агентства «Р-Техно»

Оксана Галькевич: Ладно, переходим к обсуждению наших тем. Вы знаете, начнем с большой опасности, в которой могли оказаться миллионы россиян – клиентов крупнейшего банка в нашей стране. Там сообщили о возможной утечке персональных данных держателей кредитных карт.

Константин Чуриков: Называй уже название банка.

Оксана Галькевич: Информация опубликована на сайте «Сбербанка», Константин.

Константин Чуриков: Вот сейчас «Сбербанк» проверяет поступившие сообщения, проводится служебное расследование. По основной версии, информацию мог умышленно «слить» в интернет кто-то из сотрудников этой финансовой организации. В сообщении на сайте «Сбера» речь идет об утечке информации о минимум 200 кредитных картах. Однако, по информации газеты «Коммерсантъ», утечка коснулась гораздо большего числа клиентов «Сбербанка», а именно 60 миллионов россиян, даже 60 миллионов карт, потому что действующих карт в «Сбербанке», насколько я помню статью в «Коммерсанте», 18 миллионов.

Оксана Галькевич: О, о, о. Я думаю, что сейчас многим стало очень даже и не по себе. Хотя, конечно же, в «Сбербанке» говорят, что потеря информации, похищение информации никак не угрожает сохранности средств клиентов, но все-таки как-то тревожно, тревожно, друзья.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, скажите, вас как-то волнует, что данные, например, о вашей персоне могут быть опубликованы в интернете: адрес, прописка, места работы? Вообще каково вам с этим жить?

Сейчас у нас в студии – Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно». Здравствуйте, Роман Владимирович.

Роман Ромачев: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Роман Владимирович…

Константин Чуриков: Можно? Смотрите, здесь несколько деталей меня прямо беспокоят.

Оксана Галькевич: Давай.

Константин Чуриков: Значит, смотрите. Ну, тут написано о том, что какие-то люди на сайте, заблокированном Роскомнадзором, продают информацию, одна строчка стоит 5 рублей. У меня вопрос первый: как на заблокированном Роскомнадзором сайте можно что-то продавать? И как его можно увидеть?

Роман Ромачев: Ну, любой гражданин России может зайти на абсолютно любой сайт, в том числе на заблокированный. Для этого есть специальные средства, которые многие люди знают. Это так называемый Даркнет, который не индексируется, который не выдает в поисковых системах. Это определенные форумы хакерские. В принципе, такие объявления там появляются очень и очень часто, и из других банков. Я думаю, если сейчас походить, можно набрать таких объявлений штук 20–30 точно из разных банков.

Оксана Галькевич: Понятно. Соответственно, сенсацию какую-то криминальную мы делаем только из потерь «Сбербанка»? Получается так. Но там продаются и прочие.

Роман Ромачев: Потери «Сбербанка», да. Публикуется информация о том, что 60 миллионов. Это достаточно большой объем. То есть практически каждый третий задет.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мне кажется, Костя, ты не с того уточнения на самом деле начал. Я думала, ты о другом спросишь. Вот то, о чем говорят технические службы, службы безопасности «Сбербанка» – о том, что на самом деле это не страшно для клиентов, нечего бояться, потеря этих данных никак не грозит сохранности ваших средств. Это на самом деле так?

Роман Ромачев: Ну, они успокаивают народ, потому что достаточно большое количество людей может пострадать. И ничего не остается, кроме того, чтобы делать такие заявления.

Оксана Галькевич: Ну простите, это спасительная ложь? Или это правда?

Роман Ромачев: Они должны как-то отреагировать. Они в данном случае реагируют подобным образом.

Константин Чуриков: Оксана, работала бы ты в пресс-службе «Сбербанка», ты реагировала бы так же.

Оксана Галькевич: Хо-хо! Если бы я работала…

Константин Чуриков: Скажите… Значит, в банке говорят, что никакой опасности нет, поскольку в выложенной базе не было кодов CVV, вот эти три цифры.

Оксана Галькевич: На обратной стороне три цифры, да.

Константин Чуриков: На обратной стороне. Скажите, пожалуйста, а вот без кода CVV что можно сделать, если просто знать номер счета, номер карты?

Роман Ромачев: Без кода CVV можно позвонить вам по телефону и представить сотрудником банка, выложить все данные и сказать: «Вы – Иванов Иван Иванович. Ваш паспорт такой-то. Мы сотрудники службы безопасности «Сбербанка». Нам необходимо провести определенную проверку. Скажите, пожалуйста, код». И невнимательный гражданин, выслушав всю информацию о нем, мошенники входят в доверие, и он может спокойно выложить и то, что написано на другой стороне карты. То есть в 10% наверняка это может и получиться.

Константин Чуриков: То есть из 18 миллионов действующих карт, если у каждого, предположим, одна карта принадлежит, получается, что 1 миллион 800 тысяч точно попадутся на удочку?

Роман Ромачев: Я думаю, больше миллиона в опасности, да. То есть это граждане, которые слабо разбираются в информационной безопасности. Это в первую очередь престарелые граждане, которые получают пенсию в «Сбербанке».

Оксана Галькевич: А вычислить их на самом деле тоже не составляет труда, потому что там, кроме данных карт, еще и личные данные.

Роман Ромачев: Конечно, конечно. Там возраст, прописка…

Оксана Галькевич: Пожалуйста, смотришь, сколько человеку лет, и звонишь. В «Сбербанке» на самом деле ведь много таких клиентов?

Роман Ромачев: Ну, это крупнейший банк России. И я думаю, 99% пенсионеров получают пенсии именно через «Сбербанк».

Константин Чуриков: Нам звонит Дмитрий, Ростовская область. Здравствуйте, Дмитрий.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Дмитрий.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. У вас взволнованный голос. Слышно, что вы клиент «Сбербанка». Нет?

Зритель: Да-да-да. Скажите, пожалуйста, а как бороться с мошенниками? Они тебе звонят и тебя беспокоят. Они могут у тебя украсть деньги. Вот ты берешь кредит – миллион. Они пытаются сказать: «Я вот такой-то, такой-то. Предъявите, пожалуйста, вашу карту и, пожалуйста, номер карты». Вот как с ними бороться? Подскажите, пожалуйста.

Роман Ромачев: Здесь есть два совета. Во-первых, банк никогда не звонит клиентам просто так. Если вы не делали никаких сомнительных операций, он вам никогда не позвонит. Это первая рекомендация. То есть ни в коем случае ничто не выдавать по телефону.

И второе. Сейчас существует достаточно много приложений на телефоны, которые можно поставить, и они блокируют всевозможные звонки, так называемые спам-звонки, в которые как раз попадают и мошенники. Поэтому я рекомендую установить подобную программу. Наверное, с десяток точно есть. И они достаточно эффективно фильтруют такие звонки.

Константин Чуриков: А если прямо даже определяется вот тот самый номер банка, указанный на сайте?

Роман Ромачев: Есть такая проблема…

Константин Чуриков: Что делать? И, кстати говоря, как они технически имитируют этот номер телефона?

Роман Ромачев: Вы знаете, еще 20 лет назад была проблема так называемых двойных трубок, когда сотовая связь стоила дорого. И хакеры, их в те времена называли «фрикеры», которые занимались именно радиоэлектронными примочками, они создавали трубки-двойники. То есть один человек платит, а к нему подключался второй, грубо говоря, который пользовался его симкой.

Константин Чуриков: Спаренный телефон.

Роман Ромачев: Да, спаренный телефон. Тут схема похожая. То есть существуют определенные уязвимости у операторов связи, которые хакеры используют, которые используют продвинутые люди, мошенники. К сожалению, почему-то операторы связи не научились бороться с этим. То есть проблема двойных трубок была решена примерно за год, за два. Тут проблема всплыла недавно. Я думаю, в принципе, в скором времени этот вопрос решится тоже.

Оксана Галькевич: Я сейчас почувствовала себя пенсионеркой буквально минуту назад, когда…

Константин Чуриков: Что-то рановато.

Оксана Галькевич: Ну, когда Роман сказал: «Нужно просто поставить себе какую-то программу, которая будет отсекать мошеннические звонки». Что за программа?

Роман Ромачев: Есть достаточно много программ, в том числе известных антивирусных компаний российских. И у «Касперского», и у некоторых других (не буду их рекламировать) их достаточно много, которые отсеивают именно спам-звонки. А чтобы совершить несколько миллионов звонков – это, вы сами понимаете, в определенный спам попадает. Поэтому многие люди, которые используют эти программы, они вносят информацию об этом телефоне, что это спам-звонок. И эта информация поступает всем пользователям подобной программы. Вы видите, кто вам звонит – то есть это какой-то мошенник-спамер либо нормальный человек.

Константин Чуриков: А еще есть, кстати, сайт neberitrubku.ru. Рекомендую.

Роман Ромачев: В принципе, алгоритм работы схожий. Только это сайт, а здесь идет речь о программе, которая автоматом определяет вам в телефоне, кто вам звонит.

Оксана Галькевич: А я пока тем временем посчитала, сколько можно заработать в этом Даркнете, если продать данные 60 миллионов карт всего лишь по 5 рублей. 300 миллионов рублей, Костя, можно заработать. Негодяи, подлецы!

Роман Ромачев: Да это, в принципе, нормальный прайс – 5 рублей за строчку. Я повторюсь, что подобные утечки происходят регулярно сотнями и тысячами. Вот 60 миллионов – это, наверное, первый раз.

Оксана Галькевич: Какая у нас полезная сегодня передача!

Константин Чуриков: Очень полезная.

Оксана Галькевич: Оказывается, это нормальный прайс.

Константин Чуриков: Из Москвы отмечает наш зритель: «Для онлайн-покупки в Amazon код CVV не нужен». Самара пишет: «Чего-то эдакого надо было ожидать». И Челябинск: «Опять люди будут прятать под матрасом».

Оксана Галькевич: Вы знаете, что я еще хочу прокомментировать? Тут есть сообщение о том, что, к сожалению, к «Сбербанку» уже нет никакого доверия. Друзья, речь сейчас вообще даже не столько о «Сбербанке». К сожалению, это настолько распространенная история. Вот как Роман сказал, что…

Роман Ромачев: Ну, это человеческий фактор. В каждой компании работают люди, в том числе системные администраторы, которые могут унести на флешке любую информацию.

Оксана Галькевич: И продаются базы из самых разных банков.

Роман Ромачев: Совершенно верно.

Оксана Галькевич: И мошенники нам звонят под видом самых разных кредитно-финансовых организаций. Поэтому, в общем, не зацикливаемся…

Константин Чуриков: Нет, подождите. А почему на флешке? Вот мы, например, телевидение. У нас попробуй вставь флешку хоть в один компьютер в принципе, потому что это эфирная система.

Роман Ромачев: Но у вас есть…

Константин Чуриков: В «Сбербанке» же есть тоже свои какие-то методы защиты?

Роман Ромачев: И в «Сбербанке», и у вас на телевидении есть некие системные администраторы, которые регулируют работу определенного сервера, где хранится информация. Он его обслуживает. Он может…

Константин Чуриков: А вот там как раз уже есть флешка.

Роман Ромачев: Да, он может миллион раз за сутки вставить туда флешку, сделать так называемые бэкап-базы так называемые. Может быть, он и не умышленно хочет это делать. Может быть, он делает реально резервную копию. Он может ее случайно потерять. Может случайно вынести, и кто-то ее в метро утащит. То есть вариантов утечек миллион.

Причем британцы в этом вопросе очень сильно страдают. У них такие утечки совершаются чуть ли не каждый месяц, причем огромные утечки, именно по такой халатности, по человеческому фактору. Кто-то жесткий диск в метро оставит в сумке, кто-то – флешку. То есть они на первом месте по утечкам.

Константин Чуриков: Мы прямо британцы. Отлично!

Оксана Галькевич: Костя, ты тоже почувствовал себя пенсионером?

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Не знаешь, куда флешку вставлять.

Константин Чуриков: Я себя британцем только что почувствовал.

Светлана из Архангельской области звонит. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вот по какому поводу. Используя мои личные данные, в «Альфа-банке» открыли счет и завели карту. И через эту карту прокачали и сняли энную сумму денег. Теперь мне милиция предъявляет требование, что это сделала я. И я должна вернуть эту сумму потерпевшему. Дело в том, что я пенсионер, мне 60 лет буквально через 10 дней будет. В интернете я не разбираюсь. Максимум, что я могу – позвонить по мобильному телефону и ответить. Ну и эсэмэску открыть.

Константин Чуриков: Светлана, скажите, пожалуйста… То есть, если я вас правильно понимаю, кредит был взят по интернету исключительно? Человек не приходил в отделение банка?

Зритель: Нет-нет, не кредит.

Оксана Галькевич: Карта.

Роман Ромачев: Открыли карту.

Зритель: Деньги были переведены на якобы мою карту и сняты.

Константин Чуриков: Все, я понял.

Роман Ромачев: Светлана, это называется «дроп-карта». Их активно используют опять в Даркнете. Их используют для обналичивания криптовалюты. То есть это достаточно такой эффективный инструмент для транзакций, скрытых транзакций, чтобы не засветиться. Опять же используют персональные данные – те, которые утекают, те, которые уходят в интернет, те, которые воруют. И здесь подобного рода преступления не возможны без сотрудников банка. То есть некий сотрудник банка, который открывал счет, он заведомо шел на преступление.

Оксана Галькевич: Роман, это как раз тот случай, когда от объяснений не становится понятнее и спокойнее. А что в данном случае делать-то?

Роман Ромачев: Мы в данной ситуации ничего не можем сделать, потому что мы лишь пассивные наблюдатели.

Оксана Галькевич: Как?

Роман Ромачев: Мы предоставили банку наши данные, он обязался их хранить. К сожалению…

Константин Чуриков: Пождите…

Роман Ромачев: Он обязался хранить.

Оксана Галькевич: То есть выплачивать эту сумму…

Константин Чуриков: Секунду, секунду! А правоохранительные органы? Секунду! Там есть специализированный отдел.

Роман Ромачев: Есть.

Константин Чуриков: Он называется какой-то буквой.

Роман Ромачев: Да, есть, совершенно верно.

Константин Чуриков: «К»?

Роман Ромачев: Да, «К». То есть подобные преступления до сих пор очень тяжело раскрываемые. Преступники иногда небольшие суммы снимают, воруют, то есть по несколько сотен, по несколько тысяч рублей. И поэтому наше МВД очень тяжело возбуждается по подобным делам. И очень тяжело расследуют такие дела.

Константин Чуриков: А что делать, чтобы оно лучше возбуждалось по этим делам? Там сотрудников не хватает, компьютеров?

Роман Ромачев: К сожалению, наверное, этот вопрос лучше сотрудникам МВД задавать.

Оксана Галькевич: Где вообще найти у них точку эрогенную?

Константин Чуриков: Оксана!

Оксана Галькевич: Ну, чтобы они по другим делам тоже возбуждались.

Роман Ромачев: У меня был достаточно яркий случай, когда у моего знакомого по карте также своровали деньги. К сожалению, он не смог ни возбудиться, ни уголовное дело возбудить. То есть практически остался ни с чем.

Константин Чуриков: Давайте сейчас Надежду из Краснодарского края послушаем. Сменим тему.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Надежда.

Константин Чуриков: Да, здравствуйте, Надежда.

Оксана Галькевич: У нас очень возбужденные зрители.

Зритель: Здравствуйте. Я из Краснодара, да.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: С удовольствием слушаю вашу передачу. И как раз хочу подтвердить, что из «Сбербанка» эти сведения «сливаются». Потому что на книжку положила 26 июня деньги, а 28-го их уже перевели на карточку и обманным путем у меня их выманили.

Оксана Галькевич: А как? Вам кто-то звонил? Вам звонил кто-то, Надежда?

Зритель: Да, да, да, звонили. Оказывается, звонили то ли из Самары, то ли из Смоленска. В общем…

Константин Чуриков: Надежда, важно понимать, что, в общем-то, маловероятно, что «Сбербанк» это сделал. Вы же это понимаете? Это какие-то люди, которые от имени банка распорядились так вашими деньгами.

Зритель: Нет, деньги лежали на вкладе. С вклада перевели на карточку.

Оксана Галькевич: Ну, по сути дела, вам позвонили и сказали: «Сообщите то-то или то-то, нужно срочно перевести». Да? Как это было?

Зритель: Нет, вот именно этого ничего не было.

Оксана Галькевич: А как?

Зритель: Ничего. Деньги уже лежали на карточке у них. Они позвонили и сказали, что случайно положили на карточку. Оказывается, это мои деньги были.

Роман Ромачев: Ну, это преступление не могло пройти без соучастия инсайдера, то есть сотрудника «Сбербанка», который сообщил преступникам о том, что некая женщина положила деньги на вклад. И те преступники просто отработали.

Оксана Галькевич: Господи! Слушайте, на самом деле после таких объяснений становится страшно вообще пользоваться какими-то услугами банков, еще чем-то, потому что…

Роман Ромачев: Вы знаете, у нас проблема у банков, в отличие от западных. Западные банки очень эффективно страхуют подобные риски, причем за свой счет страхуют. Российские банки лишь некоторые пытаются страховать определенную сумму, и опять же за счет вас.

Оксана Галькевич: Предлагают клиенту застраховать за свой счет, это правда.

Слушайте, вот нам люди теперь говорят: «А нам после этого обещают и предлагают электронные паспорта, электронные трудовые книжки, вообще все электронное». Как относиться?

Роман Ромачев: Ну, это прогресс, относиться надо нормально. Естественно, в период внедрения новых технологий будут совершаться мошенничества, будут совершаться утечки. То есть тут никто не застрахован.

Константин Чуриков: Как профессионал какой совет вы можете дать гражданам, кроме хранения денег налом под подушкой?

Оксана Галькевич: Или в носочке.

Роман Ромачев: Ну, сложно дать какой-то универсальный совет. То есть какой-то пилюли универсальной нет. Здесь необходимо комплексно подходить к вопросу. То есть опять же диверсифицировать риски – держать деньги не в одном банке, а в нескольких.

Если вы пользуетесь картами, то устанавливаете лимиты на снятие наличных. Если вам, например, не нужно в ближайшее время пользоваться картой, вы взяли и установили лимит, так скажем, 500 рублей максимум можно снять. Соответственно, вы себя застраховали таким образом. Когда вам необходимо снять энную сумму денег, вы просто этот лимит снимаете, идете и снимаете. Ни в коем случае никогда не сообщать по телефону свои персональные данные, не сообщать никакие коды, ни SMS-коды.

Константин Чуриков: Проверочное слово, да?

Роман Ромачев: Никаких слов. То есть ничего не сообщать. Сотрудники банка никогда не звонят… Единственное, в каком случае они могут позвонить: если вы сами совершили транзакцию, например, со своего счета перевели в электронные деньги – это для них подозрительная операция. Они вам звонят и спрашивают: «Мы видим вашу операцию. Вы подтверждаете? Ваша?» Вы говорите: «Да». И все, и больше ничего.

Константин Чуриков: Но, с другой стороны, может быть, банки, в общем-то, и сами создали такую схему, потому что было время, и они действительно сами звонили, они впаривали кредитные продукты, они проводили какие-то опросы.

Оксана Галькевич: Они и продолжают звонить.

Константин Чуриков: «Нам важно ваше внимание», – и так далее. В принципе, и звонят.

Роман Ромачев: Это было такое, действительно. С этого все начиналось. И здесь в первую очередь отсутствие нормальной конкуренции среди банков. Еще слабая у нас конкуренция, поэтому они не дорожат клиентами, они не дорожат персональными данными. И самое главное – в России до сих пор существует закон «О персональных данных», но никого не осудили, не наказали, никакой административной ответственности никто не понес. То есть отсутствие наказаний приводит к тому, что мы с вами страдаем.

Оксана Галькевич: Алексей из Татарстана, давайте с ним тоже поговорим. Алексей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Голос более радостный.

Зритель: Вопрос вашему гостю, скорее всего. У меня в июле с моей пенсионной карточки при перечислении исчезли 3 250 рублей. «Сбербанк» до сих пор не разобрался, прислал ответ: «Нет оснований для возврата этой суммы».

Константин Чуриков: Алексей, скажите, а что предшествовало вот этому странному списанию 3 тысяч рублей? Может быть, вы кому-то эту карточку в руки давали, где-то расплачивались?

Зритель: Нет-нет. Я уже и следователю это объяснял, что ничего подобного, никаких карточек, ничего я не давал, моей карточкой никто не пользовался. Просто у меня списали сумму, и я узнал уже только из последующих перечислений пенсии, узнал, что у меня на 3 тысячи…

Роман Ромачев: Скажите, пожалуйста, а чем следствие закончилось?

Зритель: А?

Роман Ромачев: Скажите, пожалуйста, чем следствие закончилось?

Зритель: Следствие пока ведется, потому что в этом месяце, в июле, было снятие не только с моей карточки, а еще у одного клиента было то же самое. Пока следствие никаких результатов не дало. Я обращался только недавно в милицию.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Следствие продолжается. Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Роман Ромачев: В этом вся и проблема. Я говорю, что у нас слабый опыт расследования подобных преступлений в МВД. Может быть, еще в Москве он есть нормальный, есть специалисты, которых, кстати, очень мало. Но в регионах их куда меньше. И, скорее всего, ваше дело так и останется нерасследованным.

Оксана Галькевич: Подождите, Роман, но сумма-то там на самом деле не грандиозная, не десятки, не сотни, а 3 250 рублей.

Роман Ромачев: Так в этом и проблема, я говорил.

Оксана Галькевич: Просто банки разве не идут на урегулирование таких проблем в пользу клиента просто по умолчанию, ну, до определенного лимита?

Роман Ромачев: Я и говорю, что слабая банковская конкуренция. Банки не дорожат клиентами, в отличие от западных.

Оксана Галькевич: Уж 3 250, если есть действительно подтверждение и очевидно, что человек никаких действий не производил, можно и вернуть человеку.

Роман Ромачев: К сожалению, ситуация вот такая, так мы живем.

Оксана Галькевич: Просто это мировая практика, насколько я знаю.

Роман Ромачев: Мы живем в России и пока имеем то, что имеем.

Константин Чуриков: Вы не юрист, я понимаю, но все-таки, как вам кажется, в данном случае… Ну неважно, 200 человек эта история затрагивает или несколько миллионов. Если люди смогут доказать, что их данные через банк (неважно, сотрудником каким-то) выведены налево, люди могут обращаться с исками?

Роман Ромачев: Могут обратиться. И действительно, необходим коллективный иск. То есть те люди, которые найдут себя в интернете, в этой базе данных, они просто обязаны подать иск. Пока такого иска не будет, не будет наказания.

Константин Чуриков: Давайте еще звонок послушаем.

Оксана Галькевич: Да. А вот такие истории могут происходить? Ростовская область пишет: «Плачу кредит. Раньше пропадало по 150 рублей, а теперь – по 200. Это очень неприятно, сделать ничего не могу». Такими мелочами могут живиться?

Роман Ромачев: Конечно. И из-за таких мелочей не возбуждаются дела в МВД. И такими мелочами… То есть миллионами (количество) можно списывать. Списав с каждого человека 100 рублей, но миллион раз, вы получаете огромную прибыль.

Оксана Галькевич: Понятно.

Константин Чуриков: Звонит Тамбовская область. Татьяна, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста… Вот сегодня я была в «Сбербанке». Записали мой голос, сфотографировали. Будет ли это является какой-то дополнительной защитой? Но при этом предложили застраховать мою карту, по-моему, на две с половиной тысячи.

Роман Ромачев: За свой счет.

Константин Чуриков: Ничего себе! Что-то новое, слушайте.

Зритель: Да, на год, на год.

Роман Ромачев: Я об этом говорил. Они все предлагают за ваш счет застраховаться. Что касается биометрических данных, то это также будет являться вашими персональными данными. «Сбербанк» пытается идти впереди планеты всей, впереди российских банков, пытается казаться нанотехнологичным банком. Он тратит огромные средства на разработки, на закупку всевозможных программных средств по идентификации голоса, по изображению. То есть они вкладывают огромные деньги.

К сожалению, в момент обкатки, то есть пока эта система обкатывается, подобные утечки информации будут происходить. То есть от этого никуда не деться. Как вы купили новую машину, которая нигде не каталась, она в первый год будет у вас сыпаться. Так же и здесь.

Константин Чуриков: Скажите как специалист, а можно ли подделать голос Татьяны из Тамбовской области или внешность как-то изменить, чтобы походить на нее?

Роман Ромачев: И голос можно подделать, и внешность можно подделать. Мы все знаем, как снимаются фильмы, то есть там гримеры профессиональные работают. Поэтому внешность…

Константин Чуриков: Слушайте, когда у меня похитили паспорт, и я всякие «письма счастья» стал получать от банков, я прихожу в отделение одного банка и говорю: «Слушайте, ну это же не я». Они мне показывают скан моего утерянного, похищенного паспорта. Там написано, что я 80-го года рождения. Мне тогда было 32 года. Я говорю: «Я молодо выгляжу». И там, значит, вклеена фотография какого-то, извините за выражение, просто 70-летнего асоциального маргинала. То есть люди вообще не смотрят, кто к ним пришел?

Оксана Галькевич: Жизнь потрепала.

Роман Ромачев: Здесь опять ситуация в том, что подобное преступление невозможно было совершить без сотрудника банка, без инсайдера. Есть некий сотрудник банка, который принимал заявление, оформлял, открывал счет. Он знал, что это поддельный документ. Он заведомо шел на преступление. То есть без инсайдера подобные преступления не совершаются. Причем расследовать их достаточно просто, но, к сожалению, почему-то итогов расследований мы не видим.

Оксана Галькевич: А ты не пей, Константин!

Роман Ромачев: То есть когда сотрудник банка открывает расчетный счет, служба безопасности спокойно может увидеть, кто открывал расчетный счет. Соответственно, вот кто виноват. Приходи, связывай и забирай.

Константин Чуриков: Важная информация у Татьяны из Московской области, я думаю. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Да, говорите, мы вас слушаем.

Зритель: Я не считаю, что «Сбербанк» работает плохо. Я считаю, что «Сбербанк» работает хорошо. Сейчас вам расскажу свою ситуацию.

У меня умер близкий родственник, и я через интернет продавала вещи. Эти люди четко чувствуют… Ну, не буду называть, что продавала. В общем, ситуация какая? Это прямо буквально совсем недавно было, у меня умер родственник. Я, естественно, сами понимаете, в каком состоянии. Был звонок, и попытались… Понимаете, у меня так получилось, я только потом поняла. Я назвала свой пароль своей карты. Понимаете? Попытались снять деньги. Но могу вам сказать, что тут же сработала служба безопасности «Сбербанка» – мою карту заблокировали. И буквально тут же мне перезвонили. У меня небольшие деньги были на карте. Вы знаете… Я даже не знаю, как это сказать. Прямо моментально среагировали!

Роман Ромачев: Ну, это единичный случай, вам повезло.

Константин Чуриков: Слушайте, хорошо, что такие единичные случаи бывают, как вы говорите.

Оксана Галькевич: Это хорошо.

Константин Чуриков: То есть, в общем-то, все зависит от человека по-прежнему.

Роман Ромачев: Совершенно верно.

Константин Чуриков: И даже в продвинутом «Сбербанке» тоже.

Роман Ромачев: Там, естественно, работают хорошие сотрудники службы безопасности, но, к сожалению, они не всесильные, то есть невозможно все пресечь.

Оксана Галькевич: А вы знаете, из этих единичных случаев, в общем, картина какая-то общая и складывается. Пусть их будет больше, пусть картина будет позитивной.

Спасибо большое. У нас в студии был Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно».

Роман Ромачев: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо. А через несколько минут поговорим о нашем замечательном соседе – о Китае. Поздравим его с 70-летием республики.

otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/roman-romachev-38878.html


Последние новости

Без провода: хакеры взламывают телефоны через Bluetooth часы и наушники
Без провода: хакеры взламывают телефоны через Bluetooth часы и наушники

20.11.2019 Автор CEO

Хакеры научились взламывать некоторые модели...

Гарантировать безопасность цифрового профиля будет невозможно?
Гарантировать безопасность цифрового профиля будет невозможно?

15.11.2019 Автор CEO

Такой вывод можно сделать из утекшего в Сеть...

Роман Ромачев: «Российский софт» - достаточно условное понятие
Роман Ромачев: «Российский софт» - достаточно условное понятие

8.11.2019 Автор CEO

Роман Ромачев генеральный директор...

Все новости →