+7-495-723-0119

Софт Отечества. Об обязательной установке в «умную» электронику российского программного обеспечения

    Опубликовано 29.02.2020 Автор CEO

    Софт Отечества. Об обязательной установке в «умную» электронику российского программного обеспечения

    ГОСТИ
    Роман Ромачев
    генеральный директор агентства «Р-Техно»


    Александр Кузьменко
    независимый эксперт по видеоиграм


    Иван Князев: И софт отечества нам сладок и приятен. Антимонопольная служба решила ускорить вступление в силу закона о предустановке отечественных программ вопреки просьбам, я бы даже сказал – мольбам производителей устройств. По всей вероятности, тем, кто делает смартфоны, ТВ-приставки, смарт-телевизоры, компьютеры, хочешь не хочешь, а придется устанавливать российское программное обеспечение.

    Тамара Шорникова: Но, ты знаешь, сейчас появляются уже новости и про мольбы, и какие-то жесткие протесты. И все боялись, а их нет. Вот Samsung уже подтвердил, что без проблем будет.

    Иван Князев: Согласен, без проблем, да?

    Тамара Шорникова: ASUS, по-моему, тоже. Так что… Ну, о чем речь? Речь о поисковиках, навигаторах, картах, соцсетях, почте, платежной системе и т. д. Это все надо будет предустанавливать на смартфоны. Что это будет означать? Смартфоны в России подорожают? Их ассортимент сократится? Некоторые эксперты говорят: Apple уйдет из России. Даже вот закон некоторые называют «законом против Apple». Так ли это на самом деле? Что будет с рынком электроники? Спросим у наших экспертов.

    Иван Князев: Но прежде, но прежде я предлагаю посмотреть, что узнали наши корреспонденты. Они спрашивали у жителей нашей страны, какие программы установлены на ваших гаджетах.

    Тамара Шорникова: Поехали.

    СЮЖЕТ

    Тамара Шорникова: Да, это правда. Действительно. Но вот сколько российских появится, сейчас будем выяснять?

    Иван Князев: Да, будем выяснять. Спросим у нашего эксперта. У нас на связи Роман Ромачёв, генеральный директор агентства «Р-ТЕХНО». Здравствуйте, Роман Владимирович.

    Роман Ромачёв: Добрый день.

    Иван Князев: Роман Владимирович, вот смотрите, мы сейчас сами убедились в том, что достаточно много российских программ стоит на наших телефонах, на наших компьютерах они установлены, на планшетах и т. д. Так, может, и переживать на самом деле не о чем?

    Роман Ромачёв: Вы совершенно правы. Даже российских программ достаточно много. Есть крупные производители, такие как Яндекс, например. Но все забывают о небольших компаниях айтишных, которые разрабатывают игры, которые разрабатывают приложения. Как правило, эти компании только де-юре находятся в России. А фактически они используют услуги офшорных программистов так называемых, т. е. нанимают программистов по аутсорсингу. Соответственно, мы видим айтишника – юридическое лицо, которое зарегистрировано в России, а на самом деле софт весь написан, как говорится, сборная солянка, специалистами со всего мира.

    Иван Князев: И?

    Роман Ромачёв: Ну, т. е. поэтому я говорю, что инициатива такая сомнительная. Большинство пользователей сами могут установить необходимые им приложения. И навязывать какое-то, которое, может быть, даже не нужно, просто плохая идея. Поэтому эта инициатива – она так или иначе не найдет поддержки у большинства пользователей, которые просто после покупки смартфона будут удалять то, что им не нужно. И естественно, это дополнительно наложит определенные затраты на производителей и за которые нам с вами придется платить.

    Тамара Шорникова: А какие затраты? О чем может идти речь? О каких затратах и о какой прибавке к цене, например?

    Роман Ромачёв: Затраты, я думаю, небольшие, но так или иначе они будут ощутимы. Т. е., я думаю, это пару сотен рублей. Для тех, кто покупает айфон, конечно, это никак не скажется. А тот, кто покупает на последние деньги, бабушка, дедушка, более или менее современный смартфон за 5 тыс. руб., то, естественно, там пара сотен крайне уже критически в отношении к этим семьям…

    Тамара Шорникова: Как вы думаете, будет кто-то из компаний, кто скажет: «Нет, такой софт нам не нужен»? Или все-таки будут все думать о рынке продаж, о том, что они не хотят его терять, и пойдут на эти меры?

    Роман Ромачёв: Но вы знаете, те производители, которые официально сюда ввозят свои смартфоны либо планшеты и ноутбуки, скорее всего, они будут вынуждены соблюдать законы. Но у нас ведь большая доля, 60-70%, я думаю, это серый импорт. Это те смартфоны, которые люди сами заказывают через АлиЭкспресс и вот эти другие площадки, и которые привозят свои знакомые и родственники за границей. Те, естественно, будут с приложениями, которые установлены производителями там. Поэтому, я об этом и говорю, что у нас не совсем эта инициатива приживется, поскольку тот, кто в состоянии сам установить программу, он просто-напросто будет их сносить и соответственно переплачивать. А тот, кому необходим российский софт, он его сам поставит.

    Тамара Шорникова: А если говорить о методах контроля, вот кто как будет проверять, какие приложения стоят на смартфоне? Что, это в магазинах будут делать те, кто принимает? Или как?

    Роман Ромачёв: Ну, у нас есть Роспотребнадзор, который может совершать контрольные закупки. Он может смотреть, контролировать, отслеживать все, что продается, и соблюдается ли законодательство при продаже.


    СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
    Роман Ромачёв: Существует кибер-суверенитет. В этой зоне страны не хотят взаимодействовать


    Иван Князев: Роман Владимирович, а скажите, пожалуйста, я правильно понимаю: вот вы говорите, эти программы можно будет сразу же удалить. Т. е. речь не идет о том, что они будут установлены по умолчанию и удалить их нельзя будет? Как сейчас это есть на тех же айфонах, на тех же хуавеях и т. д.

    Роман Ромачёв: Да нет, любое приложение можно удалить. И для этого как бы высшее образование не нужно, т. е. достаточно пару кликов.

    Иван Князев: Но в смысле – как любое можно удалить? Вы попробуйте Гугл-приложения удалить в Андроиде. Но вы не сможете это сделать. Я не очень понимаю, о чем вы говорите.

    Роман Ромачёв: Нет, Гугл-приложение – смотря какое. Понятно, что Андроид он сам по себе Гугл, это Гугл и есть. Т. е. вы не можете удалить ядро из операционной системы.

    Иван Князев: Так вот я поэтому и спрашиваю. Это будут те программы, которые нельзя будет вообще никак удалить? Которые будут по умолчанию установлены? Или все-таки – ты их купил, сразу же двумя пальцами нажал и все, и их больше нет?

    Роман Ромачёв: Да, я думаю, скорее всего, будет определенный, так сказать, пакет для России программ, который будут по умолчанию ставить и который в принципе любой пользователь может двумя кликами удалить.

    Иван Князев: Хорошо. Тогда это сделать будет гораздо проще.

    Тамара Шорникова: Спасибо. Роман Ромачёв, генеральный директор агентства «Р-ТЕХНО».

    Иван Князев: Спасибо.

    Тамара Шорникова: И вот сейчас СМС. Тверская область: «Ломать – не строить». Пермский край: «Мне такой софт не нужен». Так удивительно: очень много СМС отрицательного характера. Мол, нет, не надо, не нужно. И я уверена, что это пишут люди, в том числе, у которых на своих смартфонах действительно стоят те же приложения Яндекса и другие.

    Иван Князев: Ну да, антивирусы там и все…

    Тамара Шорникова: Это наша реакция на любое слово «запретить» или принудительно что-то сделать?

    Иван Князев: Вполне возможно. Узнаем сейчас у Александра Кузьменко. Это независимый эксперт по видеоиграм. Здравствуйте, Александр Владимирович.

    Александр Кузьменко: Добрый, добрый день.

    Тамара Шорникова: Как вы думаете, с чем связана, вот сейчас мы читали, такая негативная реакция? Это любая реакция на что-то принудительное? Или, действительно, не очень популярны, например, наши приложения, наши какие-то программы по сравнению с иностранными?

    Александр Кузьменко: Вы знаете, вы, с одной стороны, правы. Т. е., действительно, если русскому, советскому человеку вообще пытаться что-то запретить, то это у нас сразу вызывает негативную реакцию. Эта реакция абсолютно очевидна. Но, с другой стороны, если подходить к ИТ-индустрии с точки зрения вообще мирового масштаба, то у нас в России есть очень много достижений. Например, какая самая главная у нас социальная сеть? Это, конечно же, ВКонтакте, да? Это не Фейсбук, который, например, захватил всю Европу, в которой были тоже свои разработки в плане социальных сетей. Какая у нас главная почта? Это, хотим мы этого или нет, это Mail.Ru, а не, например, Gmail, который захватил тоже весь остальной мир. Вот. И с нами могут сравниться некоторые страны только в области конкретных запретов. Т. е., например, тот же самый Китай сделал свой собственный YouTube, свой собственный Gmail, свой собственный еще какой-нибудь сервис только потому, что запретил все остальные, западные сервисы. А мы каким-то образом умудрились прорваться и утечь, что называется, в космос. И поэтому…

    Иван Князев: Ну, так это же хорошо.

    Александр Кузьменко: …я считаю, что не то что нужно обязательно ставить эти приложения. Я считаю, что русская ИТ-индустрия в принципе за последние 15-20 лет совершила очень хорошие вещи и сделала много замечательных продуктов.

    Тамара Шорникова: И ими стоит пользоваться. Хорошо. А, извини, Ваня, один вопрос…

    Иван Князев: Да, хорошо…

    Тамара Шорникова: …да, очень хочется выяснить…

    Иван Князев: …тоже надо попытать человека, да.

    Тамара Шорникова: Многие переживают: а куда, действительно, вот наши деньги, допустим, потекут? В какую юрисдикцию? Мол, действительно, эти наши русские айтишники все сидят в какой-нибудь Кремниевой долине и т. д. Вопрос: вот от таких мер что действительно ИТ-индустрия российская выиграет?

    Иван Князев: Т. е. это будет поддержка, это даст ей какой-то толчок, это может какие-то меры протекционистские, что мы защищаем наших ребят, которые могут придумать на самом деле не хуже программу? Вот я не знаю, правда, можно ли похвалить, там, платежную систему «МИР», но все остальное, я думаю, вполне себе.

    Александр Кузьменко: Да. Вы совершенно правы. Все остальное – это действительно вполне себе. Потому что благодаря вот этим лоббистским в какой-то мере поползновениям мы можем поддержать свою отечественную ИТ-индустрию. Я не говорю о том, что надо все запрещать.

    Тамара Шорникова: Каким образом, вот конкретно можете сказать? Что конкретно получат айтишники наши отечественные от этих мер? Не только нашу любовь и поддержку. Вот чтобы просто понимали.

    Александр Кузьменко: Деньги, аудиторию и большую любовь внутри своей страны.

    Тамара Шорникова: Нам все говорят, что их будут удалять сразу же после покупки.

    Иван Князев: Ну, а так у тебя хоть выбор будет. Ты хотя бы увидишь их.

    Тамара Шорникова: Смогу потестить, да?

    Иван Князев: Конечно, потестишь.

    Александр Кузьменко: Я считаю, что выбор ни в коем случае не надо отбирать у людей. Т. е. я сам пользователь, например, телефона модели айфон, и есть там несколько приложений, которыми я не пользуюсь совершенно. И поэтому я создаю папку, которая называется «Ненужные мне приложения»…

    Иван Князев: Да, у меня такая же.

    Александр Кузьменко: …и туда их просто скидываю. Вот. Мне кажется, так не нужно делать. Нужно просто дать пользователю возможность понять, что есть, например, Яндекс браузер, что есть почта Mail.Ru, что есть еще какие-то сервисы, которыми ты можешь пользоваться, но если вдруг по каким-то причинам он хочет продолжать пользоваться Gmail, Фейсбуком и еще какими-то там зарубежными – западными или азиатскими – сервисами, почему бы и нет?

    Иван Князев: Пущай себе.

    Александр Кузьменко: Все должно быть гармонично.

    Иван Князев: Александр (прости, пожалуйста, Тамара), такой момент. Насколько я знаю, в предустановке будут те программы, у которых там какое-то определенное количество скачиваний в месяц, какое-то определенное количество в месяц зарегистрированных пользователей и т. д. Т. е. это такие весьма серьезные будут сервисы, да?

    Александр Кузьменко: Ну, конечно, да. Вы знаете, я вот считаю, например, что те же самые Госуслуги и те же самые банковские приложения от тех 10 банков, которые являются у нас, скажем так, на государственной поддержке, они обязательно должны быть. И должны поддерживаться в любом случае. Т. е. если у меня вдруг кончились деньги на мобильном телефоне, но я хочу заплатить за мобильный телефон, то я должен иметь доступ к тому банковскому приложению, которое позволит мне это сделать. Это, по-моему, очевидные и очень удобные вещи, которые в принципе никому и никогда не помешают. Но, вы знаете, самое главное… В титре написано, что я эксперт все-таки по видеоиграм. Я считаю, что вот самое главное приложение, которое должно быть предустановлено на каждом телефоне любого вообще русского человека, россиянина, это Тетрис.

    Иван Князев: Это хорошо. Да, спасибо. Спасибо вам, Александр. Времени просто мало.

    Тамара Шорникова: Внезапная концовка, да. Мы увидимся после новостей. Наша программа на этом не заканчивается.

    Источник: otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/soft-otechestva-ob-obyazatelnoy-ustanovke-v-umnuyu-elektroniku-rossiyskogo-programmnogo-obespecheniya-41396.html


    Последние новости
    Голоса полюбили подсчет

    2.07.2020

    Как прошел основной день голосования по поправкам к...

    Вооруженные силы Индии

    25.06.2020

    Теперь уже ясно, что китайцы сделали что-то достаточно...

    Все новости →