+7-495-723-0119

Наркотики онлайн. За их пропаганду в интернете давать 12 лет тюрьмы?

    Опубликовано 29.02.2020 Автор CEO

    Наркотики онлайн. За их пропаганду в интернете давать 12 лет тюрьмы?

    ГОСТИ
    Роман Ромачев
    генеральный директор агентства «Р-Техно»
    Алексей Лахов
    заместитель генерального директора благотворительного фонда «Гуманитарное действие»

    Ольга Арсланова: Теперь о нарушениях, за которые можно поплатиться свободой. Лет на 12. Именно такой срок в Госдуме предлагают за пропаганду наркотиков в Интернете. Эта новость, кстати, уже вызвала острую дискуссию. Срок солидный. Но не очень понятно, как эту поправку, если ее примут, можно будет трактовать. Что считать пропагандой наркотиков в Интернете, пока неясно.

    Александр Денисов: Сейчас максимальный срок наказания по этой статье составляет 15 лет. По словам авторов этой поправки, она может (цитата) «очистить Интернет от сайтов и страниц в социальных сетях, где торгуют наркотиками». Документ уже направлен в правительство и Верховный Суд для получения официальных отзывов и согласования.

    Ольга Арсланова: Но вот один из аргументов противников или скептиков – то, что не очень ясно, что такое пропаганда. Например, многие популярные исполнители-музыканты упоминают наркотики и их песни очень популярны. Молодежь слушает рэп. Наше поколение помнит довольно хулиганские песни Найка Борзова или «Крематория». А будущий федеральный политик Сергей Шнуров тоже, знаете, не без греха. Получается, все это нужно будет удалить из Интернета? Или посадят. По крайней мере, не исполнителей, но владельцев страничек.

    Александр Денисов: Оль, ну зря, Найк Борзов-то уже давным-давно почистил свою «Лошадку», и поэтому у него сажать нечего. За пропущенное слово разве что. Так сказать, выкинул из песни.

    Ольга Арсланова: А обратной силы не имеет закон.

    Александр Денисов: А обратной – нет. Найк Борзов одумался. Найк, мы тебя прощаем.

    Ольга Арсланова: Давайте узнаем, кто может от этого закона пострадать. Прямо сейчас с нами на связи Алексей Лахов, заместитель генерального директора благотворительного фонда «Гуманитарное действие». Здравствуйте.

    Алексей Лахов: Здравствуйте, коллеги, добрый день. Большое спасибо, что позволили высказаться по этой теме. Потому что тема для нас на самом деле достаточно болезненная. Мы уже более 20 лет работаем с наркопотребителями. И, естественно, мы готовим для них различные информационные материалы, которые, вполне возможно, согласно новому закону теперь будут запрещены.

    Ольга Арсланова: А что вы там пропагандируете? Рассказываете, как это классно – употреблять наркотики? Почему…

    Алексей Лахов: Нет, мы не рассказываем о том, как это классно. Мы рассказываем, наоборот, о тех последствиях, которые могут наступить в результате употребления наркотиков.

    Александр Денисов: А где же тут пропаганда? Как ее можно увидеть в ваших брошюрах?

    Алексей Лахов: А пропаганда здесь может заключаться в том, что если, например, мы делаем брошюру о том, как, условно, делать безопасную инъекцию, для того, чтобы человек не получил в результате трофическую язву или ожог метадоном, например, или еще какое-то такое неприятное последствие употребления, то вот эта информация, вполне возможно, может быть воспринята как пропаганда, а не как забота о здоровье наркопотребителя.

    Александр Денисов: А вы откуда знаете, как нужно делать такие инъекции, вот мне интересно?

    Алексей Лахов: Но нас же врачи учат всякие разные. Мы, собственно говоря, большой опыт уже имеем этой работы. Поэтому хотим донести не только мысль о том, что употреблять наркотики плохо или вредно, но еще и о том, что это можно делать более безопасно, нежели человек, например, делает сейчас.

    Ольга Арсланова: Вот вы упомянули метадон. Насколько я понимаю, эта заместительная терапия в России запрещена.

    Алексей Лахов: Да.

    Ольга Арсланова: Т. е. это уже является нарушением закона – упоминание заместительной терапии.

    Алексей Лахов: Я сейчас упомянул не тот метадон, который используется для заместительной терапии, а тот метадон, который вовсю продается на даркнет-площадках и менее часто в открытом сегменте Интернета. Это тот самый метадон, который используется как наркотическое вещество, а не как лекарство.

    Александр Денисов: Вы знаете, вот вы упомянули даркнет, очень хорошо, а правоохранительные органы ничего не могут поделать с этими ресурсами. Там, с этой гидрой злополучной.

    Ольга Арсланова: Или не хотят.

    Александр Денисов: Да. Если кого и ловят, то полудурков-курьеров. А организаторов – все, не вычислить. Т. е. вот этот торг скрывает всех напрочь. Что с этим делать-то, по вашему мнению?

    Алексей Лахов: На мой взгляд, основная масса той информации, которую можно отнести к пропаганде, она как раз таки скрывается в даркнете. Т. е. не в открытом сегменте Интернета. Поэтому не совсем понятно, на кого направлен конкретно вот этот закон о пропаганде. Потому что, насколько я знаю, и такие площадки, как ВКонтакте, например, и в целом Mail.Ru – они очень хорошо борются с распространением информации о наркотиках именно в открытом сегменте Интернета. А вот если мы поговорим о даркнете, то там уже это все сделать, я не знаю, практически невозможно, наверное, имеющимися технологическими ресурсами. Поэтому…

    Ольга Арсланова: А вот это те самые (извините, что я вас перебиваю), на самом деле многие подростки знают, как зайти в даркнет, как там купить, чуть ли не как сетевой магазин с наркотиками…

    Александр Денисов: Да сетевой, можно прямо уже говорить.

    Ольга Арсланова: Можно там выбрать свой район, поближе к дому, нужное количество и т. д. Надеюсь, это сейчас не звучало как пропаганда. И неужели, если это доступно даже подросткам, недоступно правоохранительным органам? Или они не заинтересованы в том, чтобы закрывать вот эти сообщества?

    Алексей Лахов: Я думаю, что эта информация, конечно же, правоохранительным органам доступна. Но дело в том, что имеющимися ресурсами, наверное, закрыть эту площадку на сегодня попросту невозможно. Я приведу прямо простой пример. Не так давно было закрыто несколько даркнет-площадок зарубежных, так там это была соответственная работа нескольких подразделений полиции разных стран. Это, например, и ФБР работало, и Интерпол, и полиция Нидерландов, и полиция Германии. Т. е. получается так, что мы видим скоординированную работу самых разных их ведомств. Но я боюсь, что в силу той политической изоляции, в которой мы сегодня находимся, у нас просто, возможно, не получится организовать такую вот совместную группу по именно борьбе с теми даркнет-площадками, которые…

    Александр Денисов: Вы знаете, контакты сократились у Министерства обороны. А вот внутренние органы по-прежнему контактируют, вся эта выдача, все идет, тут сотрудничество есть. Так что и с транснациональными криминальными корпорациями тоже можно справиться. Спасибо большое.

    Ольга Арсланова: Да, спасибо. Давайте продолжим беседу. И сейчас к нам присоединяется генеральный директор агентства «Р-Техно» Роман Ромачев. О технической стороне этого законопроекта поговорим прямо сейчас. Здравствуйте.

    Роман Ромачев: Добрый день.

    Ольга Арсланова: Вот смотрите, мы уже видели, что даркнет трудно контролировать. Да и светлый Интернет тоже контролировать, скажем так, довольно хаотично. Вот эти поправки с наказанием 12 лет тюрьмы будут работать, как вам кажется? Будут вычислять настоящих преступников-наркодилеров?

    Роман Ромачев: Да усиление наказания ни к чему не приведет. Как продавалось, как пропагандировалось, так и будет пропагандироваться. У нас система борьбы сейчас построена таким образом, что правоохранительные органы и спецслужбы попытаются закрыть эту проблему перед собой, но не перед глазами как бы общественности. Т. е. они через тот же Роскомнадзор, через какие-то определенные технологии пытаются заблокировать те сайты, на которые, как вы правильно сказали, может зайти даже любой школьник. Т. е. необходимо бороться каким-то совершенно другим способом. Т. е. необходимо наладить мониторинг подобных услуг, необходимо наладить международное сотрудничество. Действительно, область борьбы с наркопреступностью лежит в той же области, что и борьба с киберпреступностью. И проблемы одинаковы. Т. е. проблемы в том, что, чтобы побороть киберпреступность и наркомафию, необходимо международное сотрудничество, для того, чтобы наши правоохранительные органы и спецслужбы оперативно могли получать доступ к информации об IP-адресах. Необходимо получать ее достаточно быстро, сиюминутно, и для этого нужна координация между правоохранительными службами многих стран.

    Александр Денисов: А что, ее разве нет сейчас, этой координации?

    Роман Ромачев: Сейчас, как вы все знаете, нету. Из-за санкционной политики. Т. е. Запад пытается отделить себя от всех. Мы сами тоже отделились. И такого нормального, серьезного сотрудничества, т. е. единого какого-то координационного центра типа штаба, сейчас нет.

    Ольга Арсланова: Скажите, вы говорите о том, что много пропаганды, причем не в даркнете, а в обычном Интернете. Где больше всего, что вы имеете в виду?

    Роман Ромачев: Но, вы знаете, преступники достаточно креативные люди. И киберпреступники и торговцы наркотиками – они порой используют даже какие-то игры онлайн, допустим, для того, чтобы координировать свою деятельность. В любой онлайн-игре есть так называемый чат. И по чату они переписываются, по чату они организовывают передачу. Т. е. креатив достаточно серьезный. И наши правоохранительные органы в этом плане отстают достаточно сильно.

    Ольга Арсланова: В общем, нашим правоохранителям креативу нужно учиться, получается.

    Роман Ромачев: Да вы знаете, вот опять возьмем пример Запада. На Западе есть так называемое государственно-частное партнерство в сфере безопасности. У нас проблема сотрудничества спецслужб и просто органов с частными компаниями достаточно слабо налажена…

    Ольга Арсланова: Спасибо большое, Александр.

    Роман Ромачев: …и если привлекать экспертов, то возможно улучшить картину.

    Ольга Арсланова: Спасибо.

    Александр Денисов: Спасибо.

    Ольга Арсланова: Роман Ромачев был у нас в эфире. Сегодня это все, но исключительно в этом часе. В следующем часе мы вернемся…

    Александр Денисов: Да, после новостей.

    Ольга Арсланова: …и мы ОТРажение продолжим.

    Александр Денисов: Расскажем про депутата Онищенко, который призвал, назвал людей с татуировками язычниками, прикроватными ковриками и предложил вообще запретить татуировки.

    Ольга Арсланова: Обсудим и узнаем ваше мнение.

    Источник: https://otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/narkotiki-onlayn-za-ih-propagandu-v-internete-davat-12-let-tyurmy-41570.html


    Последние новости
    Голоса полюбили подсчет

    2.07.2020

    Как прошел основной день голосования по поправкам к...

    Вооруженные силы Индии

    25.06.2020

    Теперь уже ясно, что китайцы сделали что-то достаточно...

    Все новости →