+7-495-723-0119

Полиция хочет знать всё... МВД создаст банк биометрических данных россиян и иностранцев

    Опубликовано 24.11.2020 Автор CEO

    Полиция хочет знать всё... МВД создаст банк биометрических данных россиян и иностранцев

    ГОСТИ

    Роман Ромачев

    генеральный директор агентства «Р-Техно»

    Михаил Пашкин

    председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии


    Константин Чуриков: Полиция хочет знать о гражданах больше, если не сказать все. Вот как стало известно накануне, МВД собирается создать банк биометрических данных россиян и иностранцев. В ближайшие 3 года полиция рассчитывает узнавать граждан в лицо, то есть автоматически идентифицировать по фотографии и по отпечаткам пальцев.

    Дарья Шулик: Ну, есть и далекоидущие, кстати, перспективы, отмечает ТАСС: в будущем система должна объединить ресурсы дактилоскопической и фоноскопической информации (то есть по голосу), лаборатории ДНК-анализа, а также комплексов биометрической идентификации личности и фиксации передвижения транспорта.

    Константин Чуриков: Ну то есть раньше на анализы ходили в поликлинику, теперь в МВД будем ходить на анализы.

    Дарья Шулик: В МВД.

    Константин Чуриков: Вот как у нас в Союзе назывался киножурнал? – «Хочу все знать». Вот зачем полиции столько знать? Ну понятно, надо им ловить преступников, но, скажем так, законопослушных граждан эта система новая как-то затронет? Чем-то она, может быть, им угрожает? А если угрожает, то чем?

    Дарья Шулик: Вот как раз сейчас попросим нам разъяснить, чем это всем нам грозит, Михаила Пашкина, председателя Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии. Михаил Петрович, здравствуйте.

    Михаил Пашкин: Добрый вечер.

    Дарья Шулик: Михаил Петрович, ну давайте вот прямо по порядку. Зачем так вот необходим этот биометрический банк данных? В чем такая острая необходимость в нем?

    Михаил Пашкин: Ну, МВД хочет ловить преступников. Если остались следы ДНК где-то на месте преступления, то по ним всегда можно найти, кто там был и что он там делал. Мне кто-то позвонил, сказал, что заминирована больница или еще что-то, по голосу определить, кто это сделал.

    Но МВД не учитывает один лишь только факт: а вот представьте, что... Не то что представьте, а 100% эти базы попадут всегда на Запад, ну 100% украдут их. Так вот, если мы все население России сделаем ДНК, продактилоскопируем, голос возьмем у всех, то как будут работают наши нелегалы, которые, в детском возрасте у них все это возьмут, а потом мы вдруг окажемся где-нибудь за рубежом, и так как базы уже были скачаны и будут скачаны, то всегда придут и скажут: «Ну ты же товарищ Иванов, а не Алекс какой-нибудь там», – или еще что-то в этом роде. То есть, я думаю, наши спецслужбы, которые реально заботятся о государстве, будут против вот этого всеобщего дактилоскопирования и взятия ДНК.

    Здесь выход только один: государство должно бесплатно делать для людей, не беря у них ни фамилию, ничего, данные, вот эти все вещи, и тихонько нужно на диске у себя дома хранить. Если человек исчез, а у нас порядка 20 тысяч трупов неопознанных вот сейчас, что потом будет, я не знаю, через 5–10 лет...

    Константин Чуриков: В год, да, в год?

    Михаил Пашкин: ...то родители, родственники несут эту запись в МВД и те смотрят: ага, вот у этого трупа, грубо говоря, ДНК совпадает с вот этой записью на диске, значит, это ваш ребенок, отец, брат, сын и так далее, жена.

    Константин Чуриков: Ну да, не дай бог, конечно.

    Михаил Петрович, прежде чем задам вам вопрос, хочу у зрителей спросить: как вы считаете, уважаемые наши зрители, МВД должно иметь доступ к биометрическим данным граждан? «Да» или «нет» на номер 5445.

    Михаил Петрович, вы говорите, что вот это все туда попадет на Запад. Ну, предположим, если человек с какими-то недобрыми намерениями пересекает границу и там меняет имя и фамилию, мы догадываемся, зачем он это может делать, может, оно и к лучшему, что его там обнаружат. Но не кажется ли вам, что враг где-то ближе, понимаете? У нас сливаются, значит, данные вкладчиков банков. Может быть, кто-то внутри страны воспользуются этой ценной информацией? И кто это может быть?

    Михаил Пашкин: Внутри страны в принципе воспользоваться этой информацией вряд ли кто сможет, она только для МВД и только лишь они будут... Говорю, для поиска, в случае если обнаружены какие-то трупы неизвестные, для поиска детей и так далее, и тому подобное. То есть это облегчит жизнь, да, МВД в этом случае.

    Но я еще раз повторю, если у каждого гражданина будет такой диск с его данными, то в случае его исчезновения его родственники просто отдадут и выяснят, попадалось ли это ДНК где-то или нет. Но преступников ловить, как говорится, будет немножко тяжелее для МВД, ну а что делать, здесь я считаю, что Нарышкин и Бортников, начальник ГРУ, будут против вот этого...

    Дарья Шулик: Михаил Петрович, вы сказали, что вот МВД, да, будет пользоваться этой информацией. Ну вот глава МВД Владимир Колокольцев, вот эту идею предлагая, сказал, что «единый банк данных повысит уровень информационно-аналитического обеспечения полиции и других заинтересованных федеральных органов исполнительной власти». Я так понимаю, что этой базой данных будет пользоваться в дальнейшем не только МВД. Кому еще на законных основаниях будет доступна эта информация?

    Михаил Пашкин: Тем более, тем более. Вот Владимир Александрович голову положит на рельсы, если эта база утечет, как Ельцин в свое время предлагал? Я думаю, что он может это сказать, но через несколько лет его не будет, придет кто-то другой, будут пользоваться другие федеральные системы, службы вернее. Откуда утечет эта база, неизвестно, но то, что она утечет, я на 110% уверен.

    Дарья Шулик: Ну, я так понимаю, что он даже говорил не о том, что утечет, а что это на законных основаниях предполагается, что будет доступ к этой базе не только у МВД.

    Михаил Пашкин: Естественно, вот именно. Уж если базы Центрального банка утекают, где можно было видеть, что... покупает, с какими фирмами оно общается, это же все на «Горбушке» продавалось. Поэтому будет и эта база продаваться, только в принципе в России она особо не нужна...

    Константин Чуриков: Вот это в принципе и пугает.

    Михаил Петрович, давайте послушаем звонок. Кто у нас на связи, Даша?

    Дарья Шулик: Надежда, Краснодарский край. Надежда, здравствуйте, слушаем вас.

    Зритель: Здравствуйте.

    Константин Чуриков: Здравствуйте.

    Зритель: Я вот о чем хочу сказать. У нас еще наши как бы данные никому не давали, но у нас уже звонят, вот каждый день по двадцать звонков приходит на наши «сотики» мне, мужу с неизвестных телефонов, телефоны постоянно меняют, мы отключаем, они постоянно меняют. Они знают наши паспорта, они знают наши имена, фамилии, отчества, где мы живем. Они нам предлагают и ссуду, и продать, и купить, и все какие хотите вещи, вообще все про нас знают. Так что еще надо?

    Вот надо, по-моему, не про нашу базу данных, а вот те, которые сидят в Думе, у кого недвижимости много, их и не надо, даже без базы данных забирайте, сразу все лишайте у них...

    Константин Чуриков: Нет, понимаете, по закону как вот считается, Надежда? Если в Думе сидишь и недвижимости много, в принципе вопросов нет, а вот если много недвижимости там, то, конечно, уже могут быть вопросы.

    Дарья Шулик: Вот это вопросы уже появляются.

    Константин Чуриков: Спасибо большое.

    Зритель: Нет, если у нас одна квартира и одна пенсии, две пенсии, по 80 лет нам, ну что нам предлагают всякую ерунду и целый день... ? У нас стационарных телефонов нет, мы бы отключили эти «сотики»...

    Константин Чуриков: Поняли вас, спасибо большое.

    Дарья Шулик: Спасибо, Надежда.

    Константин Чуриков: Михаил Петрович, очень много вопросов, как сейчас с поиском преступников в связи с обязательным масочным режимом по стране. Сложно их ловить или нет?

    Михаил Пашкин: Ну, во-первых, преступники тоже пользуются этим делом. Умные ходят в перчатках и в масках...

    Константин Чуриков: Ну, в перчатках они вообще всегда ходили на дело, да, скажем так.

    Михаил Пашкин: Ну и раньше так ходили, да, на дело. Поэтому здесь вопрос в другом. Во-первых, есть система определения лица, личности человека вернее, вне зависимости от того, есть на нем маска или нет, в том числе по походке, по манере держаться, по глазам, даже если они остались, выше носа немножко, лба, то есть системы такие есть. Но вот я вам могу простую вещь сказать: можно при желании любого преступника сопроводить, скажем так, из Восточного округа в Западный, и увидеть все его передвижения в режиме реального времени, это по Москве. В регионах этого, конечно, нет пока, но это по камерам и не только по камерам.

    Константин Чуриков: Михаил Петрович, но ведь я, конечно, не верю в какой-то злой умысел, но в принципе при наличии такового можно сопроводить и добропорядочного гражданина, как вы сказали, из Восточного округа в Западный, правильно?

    Михаил Пашкин: Дело в том, что все вот эти сопровождения фиксируются. Если с этим добропорядочным человеком что-то случится, то поднимут вот эту всю систему, выяснят, кто за ним следил, ну и тогда тому человеку придется плохо. И люди это прекрасно понимают, те, кто входят в базу данных, они там фиксируются, их данные остаются там ну не на века, но надолго, скажем так. Поэтому лишний раз себя светить и что-то делать себе дороже, только последний, извините, дурак, может, будет это делать, но вряд ли это будет.

    Константин Чуриков: Михаил Петрович, спасибо вам большое.

    Дарья Шулик: Спасибо, спасибо.

    Константин Чуриков: Будем наблюдать за этим сюжетом. Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии, был у нас в эфире.

    Дарья Шулик: А у нас есть звонок, из Владимирской области Валерий. Валерий, здравствуйте.

    Зритель: Здравствуйте.

    Константин Чуриков: Валерий, ну что, готовы голос свой предоставить, не знаю, фотографию, отпечатки пальцев, ДНК полиции?

    Зритель: Да я считаю, что в любое время, значит, и, как говорится, по любой возможности. Дело в том, что этот вопрос я слышал буквально, может быть, 20–25 лет назад, такая практика в Японии применялась уже, извините, испокон веков. Там не только пальцы, значит, биометрию, но даже и губы у новорожденных, потому как они тоже имеют, значит, персональную, как говорится...

    Константин Чуриков: ...информацию.

    Зритель: ...отпечаток. Это все, значит, у них вносится в базу данных, и это нормально.

    Дарья Шулик: Валерий, а не боитесь, что эта информация о вас попадет в руки не тому, кому нужно? Не смущает вас?

    Зритель: Дело в том, что, понимаете, вот у нас, значит, система нашей, я бы сказал, общественности, мнения общественного основана на том, что вот как бы, значит, вот это стукачество, кругом враги, «я вот за своим забором спрячусь, и мне от этого будет лучше», – нет, это неправильно.

    Я как пенсионер МВД, маленький человечек, но считаю, что это не только правильно, но это даже нужно было сделать много лет назад, вот такое мое личное мнение. И уверен, что те, кто со мной ранее работал, служил в смысле в органах внутренних дел… Я вот смотрел сейчас вашего товарища, я не знаю, конечно, какую он должность занимал, но, очевидно, он выходец из партийных органов, поэтому такое отношение, да. Но оперативные службы, я думаю, что они в этом очень сильно нуждаются. Ну а украсть, продать, знаете, можно все что угодно, поэтому добропорядочному человеку, я считаю, это очень нужно.

    Константин Чуриков: Ну да. С другой стороны, да, можно и на вашу сторону встать: а сколько в стране нераскрытых преступлений, вот этих «висяков», как говорят следователи, тоже с этим надо что-то делать. Спасибо за ваш звонок.

    Дарья Шулик: Спасибо.


    Константин Чуриков: Сейчас мы приглашаем в эфир Романа Ромачева, это генеральный директор агентства «Р-Техно». Роман Владимирович, здравствуйте.

    Дарья Шулик: Здравствуйте.

    Роман Ромачев: Добрый вечер.

    Константин Чуриков: Роман Владимирович, вот сообщается, что вот в течение ближайших 3 лет МВД будет создавать, ну чтобы хранить где-то эту информацию, разрабатывать специальное программное обеспечение. Я так понял, что, соответственно, это будет делаться в нашей стране какими-то нашими специалистами. Вот скажите, наши вот эти системы, базы хранения, всякое программное обеспечение надежнее, чем западное, или как?

    Роман Ромачев: Давайте посмотрим, на каких компьютерах, на каких операционных системах это будет разрабатываться. То есть это будет разрабатываться на западных компьютерах и на западной операционной системе. То есть, возможно, вы привлечете достаточно большое количество специалистов, разработчиков по информационной безопасности, внедрите достаточно серьезный административный ресурс в части сохранности данных, но тем не менее операционные системы, которые будут использовать МВД, они будут западные, и компьютерная техника, сервера будут так же западные. Поэтому вот вопрос во времени, рано или поздно все равно эти данные попадут туда, куда не надо.

    Константин Чуриков: Роман Владимирович, вот Михаил Петрович, предыдущий эксперт, говорил, что все достаточно надежно в системе МВД, надежно умеет она хранить информацию. Вот я, конечно, не припомню, но вы, может быть, напомните, было такое или нет, чтобы кто-то взламывал базу МВД. Вообще бывало такое? Или базу ГИБДД, например. Часто это бывает?

    Роман Ромачев: Вот смотрите, неделю назад была новость, к сожалению, она не получила широкого резонанса: в даркнете выставили базу данных российских паспортов на продажу за 700 долларов, 40 миллионов записей. Судите сами, может оттуда что-то утечь либо не может. Сорок миллионов записей – это, я думаю, 50% тех паспортов, которые есть сейчас в обороте.

    Дарья Шулик: Ну какой-то замкнутый круг на самом деле получается, Роман Владимирович. А как же так сделать, чтобы вся эта информация, которую будут в дальнейшем о нас собирать, действительно и на Запад не убежала, и в ненужные руки не попала? Потому что, как мы видим, обеспечение пока у нас программное ну не наше. Что делать тогда?

    Роман Ромачев: Здесь нужен комплекс мер не только технического характера, но и организационного характера. Необходимо, во-первых, научиться эти данные защищать, и, самое главное, научиться расследовать те преступления, которые были совершены с кражами. Вот я упомянул, что неделю назад 40 миллионов записей паспортных утекло – необходимо точно установить, из-за чего это произошло, то есть кто виноват, кто совершил оплошность...

    Дарья Шулик: Роман Владимирович, извините, пожалуйста, сразу вас перебью. Мы просто буквально неделю тому назад тоже разбирали похожую тему по поводу персональных данных и о том, что, когда они куда-то уходят в ненужном направлении, найти, кто это сделал, практически невозможно. Все специалисты нам говорили, что это просто как черная дыра, какой-то Бермудский треугольник, никогда виновного не найдешь, никогда не доходят эти дела до судов. То есть это невозможно, получается? А вы говорите, что их надо искать.

    Роман Ромачев: Системе МВД невыгодно предавать огласке все эти конфликты, невыгодно предавать огласке, так сказать, оплошности их сотрудников, поэтому зачастую все это решается внутри самой системы, то есть кому-то сделали строгий выговор, но до уголовного дела не довели. Хотя подобная утечка приведет к тому, что будут совершаться сотни, а может быть, и сотни тысяч преступлений с использованием этих персональных данных.

    Константин Чуриков: Ой, вот не хотелось бы. Спасибо вам большое, Роман Владимирович.

    Дарья Шулик: Спасибо.

    Константин Чуриков: Роман Ромачев, гендиректор агентства «Р-Техно».


    Марий Эл: «Это будет всеобщая шпионизация». Ленинградская область: «Опять потратят наши налоги на ухудшение нашей жизни». И кстати, справедливо замечает Москва, это мне, видимо, ответ: «Главное, чтобы эти «висяки» не повесили на вас, обладая данными о вашем перемещении», – да, тоже точно подмечено.

    Дарья Шулик: Ну, Удмуртия тоже переживает: «Где уверенность, что база не попадет к преступникам и те просто не начнут подставлять людей?»

    А у нас есть звонок, к нам дозвонилась Лидия из Курска. Лидия, здравствуйте. Слушаем вас.

    Зритель: Добрый вечер.

    Константин Чуриков: Добрый.

    Зритель: Я бы хотела высказать свое мнение. Я против тотальной слежки за гражданами, против доступа биометрических данных граждан. Там, где начинается слежка, это заканчивается свободой личности человека, это нарушение прав человека, ну я так считаю. Мои данные, я никому их не давала, но дважды взяла кредит, и теперь мои данные во всех банках, в половине банков. Банки звонят мне, мои сведения, значит, у них у всех, и предлагают 1,5 миллиона брать, кредиты мне навязывают...

    Константин Чуриков: Заботливые какие, да, ага.

    Зритель: ...600 тысяч... Я говорю: «Мне не надо, у меня все есть». Они каждый день звонят. Ведь мои данные как бы уже в других банках, а я не давала согласия на это. У меня вопрос: а нужно ли, если, значит, в обязательном порядке будут мои данные использованы, нужно ли будет мое согласие здесь, в данном случае, на то, чтобы использовались мои данные?

    Константин Чуриков: Ну вот, понимаете, есть опасения, что согласие ваше не потребуется.

    Дарья Шулик: Не потребуется, да.

    Константин Чуриков: Спасибо большое за ваш звонок.

    Ну что? Если коротко, ну подавляющее большинство наших зрителей...

    Дарья Шулик: 93% считают, что МВД не должно иметь доступ к биометрическим данным наших граждан.

    Константин Чуриков: Мы скоро поговорим о других данных, о данных о наших пенсиях. Какими они станут к 2050 году, если не предпринимать никаких усилий? Вот об этом через несколько минут, не переключайтесь.

    otr-online.ru


    Последние новости

    Последние новости
    Чем может грозить возможное лицензирование голосовой связи через интернет?

    17.01.2021

    Как пишет «Ъ», по инициативе Россвязи под новые...

    Эксперт объяснил двадцатикратный рост киберпреступности в России

    16.01.2021

    Уровень киберпреступности вырос в 20 раз за последние...

    «Американцы — это украинцы, не доехавшие до Киргизии» — Андрей Манойло

    14.01.2021

    Эксперт Андрей Манойло в программе «На Самом деле»...

    Все новости →