+7-495-723-0119

Долги как бизнес

    Опубликовано 15.12.2009 Автор CEO

    Еще в начале нынешнего года некоторые аналитики предрекали в стране настоящий коллекторский бум. Считалось, что остановка производства, сокращение зарплат и увольнения сотрудников позволят охотникам за должниками неплохо заработать.

    Еще в начале нынешнего года некоторые аналитики предрекали в стране настоящий коллекторский бум. Считалось, что остановка производства, сокращение зарплат и увольнения сотрудников позволят охотникам за должниками неплохо заработать. Но хотя фирм, предлагающих подобные услуги, на рынке действительно стало больше, серьезного роста спроса не произошло. Сами коллекторы объясняют это тем, что долги есть у многих предпринимателей, и обострять отношения друг с другом на этой почве они не торопятся, предпочитая более мирные способы общения. К тому же, чтобы нанять специалистов, тоже нужны деньги, а их сегодня как раз не хватает. Особенностью новых экономических условий стало появление среди клиентов коллекторских агентств должников, пытающихся законными способами отстоять свои права.

    Неоправдавшиеся надежды

    За последние полгода в долговой яме стало по-настоящему тесно. Благоприятные экономические условия, уверенность в завтрашнем дне и низкие банковские ставки — все это привело к тому, что в числе заемщиков вместе с бизнесменами оказались и рядовые граждане, желающие улучшить свое благосостояние. В кредит приобретались не только квартиры и автомобили, но и разные мелочи вроде мобильных телефонов или бюджетных ноутбуков. В итоге, по подсчетам думского комитета по труду и социальной политике, долгами успели обрасти около 60 миллионов граждан России — это почти половина населения страны. Общая сумма задолженности составила порядка 4 трлн руб. Когда начался финансовый кризис, банки забили тревогу. Оказалось, что их службам безопасности не под силу справиться с большим объемом работы. Вслед за банкирами паниковать стали и другие предприниматели. В первом полугодии Арбитражный суд Ростовской области рассмотрел 306 дел, касающихся договоров займа и кредита, что на 130,1% превышает данные предыдущего периода. По мнению верховного председателя суда Ольги Соловьевой, такая тенденция свидетельствует «не об ухудшении платежеспособности, а об активности субъектов предпринимательской деятельности, которые опасаются наступления еще более негативных последствий в экономике». Как бы там ни было, нынешняя ситуация, по идее, должна была стать благоприятной почвой для развития коллекторского бизнеса.

    Действительно, количество фирм, за умеренное вознаграждение предлагающих решение проблем с должниками, с начала года возросло. Специальные отделы открылись в юридических бюро (последние раньше не предполагали развивать такое направление). Но профессионалы, уже давно занимающиеся этим бизнесом, относились к возникшему ажиотажу скептически. Для того, чтобы коллекторское агентство работало эффективно, в нем необходимо организовать полный цикл: одни специалисты общаются по телефону, другие разыскивают должников, третьи ездят к ним на встречи. Просто иметь в штате грамотного юриста, даже хорошо владеющего темой, не достаточно. Сейчас уже понятно, что скепсис опытных игроков вполне оправдан. К тому же ожидаемого роста спроса на коллекторские услуги в новых экономических условиях не произошло. Некоторые участники рынка отмечают даже сокращение количества заказов по сравнению с прошлыми годами.

    Любовь Звягинцева, генеральный директор коллекторского агентства «Платеж надзор»:
    — Спрос на коллекторские услуги сейчас упал примерно на 20%. Я думаю, это связано с тем, что многие компании находятся в тяжелом финансовом положении. Если раньше они выступали только в роли кредиторов, не имея собственных долгов, то в результате финансового кризиса в свою очередь попали в разряд дебиторов. И в этой ситуации пытаются решать проблемы мирным способом, не прибегая к жестким методам. Серьезной конкуренции со стороны других участников рынка тоже не ощущается.

    Юристы заменили «братков»

    Одной из причин низкой конкуренции в этом сегменте может быть слабая информированность граждан. Коллекторский бизнес для нашей страны — сравнительно новое явление. Долгое время в умах людей прочно сидел стереотип, что специалисты, занимающиеся «выбиванием» долгов, обязательно связаны с криминальным миром. Естественно, лишний раз обращаться к ним никто не хотел — мало ли во что это может вылиться. Действительно, когда этот вид услуг только появился на рынке, в бизнесе было много случайных людей, например, бывшие сотрудники силовых структур, пытающиеся работать методами, популярными в 1990-х годах. Однако очень быстро стало ясно, что такие меры сегодня малоэффективны. Гораздо больших успехов на коллекторском поприще добились предприниматели, имеющий опыт управления людьми. Не обходятся агентства без помощи юристов и психологов, поскольку в их задачи входит не только взыскание долга, но зачастую и поиск компромисса между кредитором и заемщиком. До недавнего времени деятельность коллекторов косвенно регулировалось несколькими нормативно-правовыми актами, в частности, законами «О залоге» и «Об исполнительной деятельности частных судебных приставов-исполнителей». С февраля 2008 года к ним прибавился новый — «Об исполнительном производстве». Тем не менее в Ассоциации по развитию коллекторского бизнеса считают, что для создания нормальных условий работы требуется специальный закон, в котором должны быть четко прописаны права агентств. Больше всего коллекторы заинтересованы в расширении спектра возможностей для сбора информации и проведения розыскных мероприятий. В качестве примера обычно приводится западная модель развития коллекторского бизнеса. Впрочем, при ближайшем рассмотрении она значительно отличается от отечественной.

    Олег Захаров, автор монографии «Обеспечение комплексной безопасности предпринимательской деятельности»:
    — Коллекторство как отдельный сегмент финансовых услуг возникло в США 40 лет назад. Большинство коллекторов там работает с кредиторами по договору цессии, уступки прав требования, то есть попросту выкупает долги. Это выгодно и банкам, и агентствам. Банки избавляются от просроченной дебиторской задолженности, которая отрицательно влияет на отчетность. Однако при покупке долга коллектор приобретает и риск полного или частичного невозврата долга, поэтому цена уступки прав требования существенно ниже номинала. Так, в США долг покупается примерно за 10% его стоимости, то есть с дисконтом в размере 90%. В Европе, где более либеральное законодательство в отношении заемщиков — физических лиц, — за 5–7%. Отечественные коллекторы, как правило, не выкупают долги, а работают по договору комиссии, договору поручения или агентскому договору, выступая в качестве представителя банка. Задолженность при этом остается висеть на балансе банка, коллектор же получает вознаграждение с взысканной суммы. В среднем по долгам с просрочкой 60–120 дней комиссия составляет 25%. По сравнению с доходами западных коллекторов это немного, но и рисков существенно меньше.

    Три стратегии

    При работе со злостными неплательщиками коллекторские агентства обычно используют три стратегии. На профессиональном жаргоне они называются soft, hard и legal. Первая предполагает систематические напоминания о необходимости заплатить долг. Это могут быть телефонные звонки домой и на работу, общение с родственниками, соседями и т. д. Часто на этом этапе с недобросовестным заемщиком общаются женщины — сотрудницы агентств. Видимо, им легче дается роль «доброго полицейского». Впрочем, корреспонденту «Р.Б.» приходилось сталкиваться с ситуациями, когда послание было просто записано на автоответчик. Второй путь предполагает личное знакомство с должником. К нему приезжает группа из 2–3 человек и «настойчиво рекомендует» расплатиться. Некоторые коллекторы, балансируя на гране дозволенного законом, могут устраивать различные представления — одеваться в форму службы безопасности банка или прикреплять к дверям квартиры бумаги, свидетельствующие об «аресте» имущества. Если это не действует, дело передается в суд. Впрочем, таких случаев немного — всего около 10%. Сами коллекторы говорят, что законных способов вернуть заемные средства довольно мало, зато эффективных методов психологического воздействия предостаточно.

    Дмитрий Солощенко, директор «Р-Техно Северный Кавказ»:
    — Люди все разные, поэтому мы обычно используем индивидуальный подход. С некоторыми должниками достаточно просто поговорить и объяснить им все последствия их неверных действий. Когда человек идет на контакт, но у него нет возможности расплатиться сразу, можно попытаться найти компромисс, например, уговорить кредитора дать дополнительную отсрочку или же получить долг по частям. Но если заемщик пытается скрыться, мы его разыщем. Для этого используются разные способы, опрашиваются родственники, друзья, соседи и т. д.

    С началом финансового кризиса возникла проблема «исчезновения денег». Оказалось, их нет не только у должников, чтобы расплатиться с кредиторами, но и у самих кредиторов, желающих нанять коллекторов. Особенно сильно в долгах погрязло производство (практически все направления) и строительство. По словам директора компании «Кредит Менеджмент Сервис» Евгения Компанцева, сегодня клиенты часто предлагают им работать по бартеру, используя весьма экзотические схемы взаиморасчетов.

    В пользу должника

    Чертой новых экономических условий стало появление на рынке так называемых антиколлекторских услуг. Термин этот довольно условен — любой толковый юрист способен выступить как на стороне кредитора, так и на стороне должника. Другое дело, методы могут быть разными. Иногда речь идет об откровенном мошенничестве — например, переоформлении имущества на другие юридические лица или же использовании различных «запрещенных» приемов: неявки в суд, подачи жалоб, которые не имеют под собой реальных оснований, а нужны лишь для того, чтобы выиграть время, и т. д. Но бывают случаи, когда сами кредиторы оказываются нечистыми на руку, и тогда должник в праве опротестовать их претензии. Беда в том, что большая часть населения страдает правовой и финансовой безграмотностью. Часто люди сами загоняют себя в угол. Хотя всем известно, что в советах директоров банков нет альтруистов, раздающих деньги направо и налево всем желающим, в эпоху доступных кредитов многие предпочитали об этом не вспоминать. Чисто по-человечески это понять можно: когда ты уже видишь себя за рулем новенького автомобиля, о котором мечтал последние полгода, то меньше всего думаешь о том, что именно написано в договоре о займе мелким шрифтом. Однако с юридической точки зрения такая невнимательность наказуема. Впрочем, и у самих банков бывают процедурные нарушения.

    Евгений Компанцев:
    — Мне кажется, в роли антиколлектора может выступить любой квалифицированный юрист. Банки ведь тоже не всегда чисты на руку, многие кредитные организации пытаются вставить в договор выгодные для себя условия, которые могут противоречить закону. Очень много жалоб по вопросам потребительского кредитования, когда банки в одностороннем порядке повышают процентную ставку по кредиту. Они выдают потребительский кредит под 30% годовых — уже довольно высокая ставка. А через пару месяцев, пользуясь пунктом в договоре, в одностороннем порядке пересматривают условия и сообщают своим клиентам, что они должны уже 80% в год. Для сравнения, ставка рефинансирования Центробанка сегодня составляет 10%. Конечно, суд признает такой договор недействительным. Или еще один свежий пример, одна из общественных организаций г.Ростова-на-Дону добилась через суд признания недействительными 14 пунктов кредитного договора организации, осуществляющей кредитование населения для приобретения автомобилей, а это почти треть из всех имеющихся. Думаю, компания будет опротестовывать решение, но даже если какие-то моменты удастся оспорить, все равно речь идет о явном нарушении закона с ее стороны.

    Во взаимоотношениях кредитора и должника есть и другие детали, которые стоит учитывать. К примеру, продажа дога третьему лицу возможна лишь при условии, что это заранее прописано в договоре. В противном случае никакие юридические взаимоотношения не связывают заемщика с покупателем долга.

    Государственный подход

    Сейчас, когда количество непогашенных кредитов серьезно выросло, есть надежда, что государство вплотную займется этой проблемой. Попытки ее решить предпринимались и раньше, однако серьезных последствий они не имели. Например, депутаты рассматривали законопроект о банкротстве физических лиц. Суть его заключается в том, что, лишившись работы, человек имеет право официально объявить себя банкротом и договориться с банком об отсрочке выплаты по кредиту сроком на пять лет, не опасаясь при этом потерять имущество. Идея вроде бы интересная, но законопроект не могут принять уже третий год. Чуть лучше обстоит дело с защитой прав семей, вступивших в ипотеку. Их насчитывается порядка 800 тысяч. Те, кто в результате сокращения штата лишились работы, имеют возможность обратиться в Агентство по ипотечному и жилищному кредитованию (АИЖК), которое будет в течение года выплачивать их долги. Это не освободит должников от обязанности вернуть деньги, но позволит выиграть время и устроиться на новую работу. На реализацию программы из федерального бюджета выделяется 200 млн руб. Но проблема в том, что воспользоваться услугами АИЖК смогут лишь те граждане, которые действительно сокращены. Практика же показывает, что работодатели в случае расставания с сотрудником редко действуют в рамках закона. Им дешевле убедить человека написать заявление по собственному желанию или найти повод, чтобы уволить по статье.

    Будущее коллекторского бизнеса в свете вышесказанного выглядит пока туманно. Никто не сомневается, что эти услуги еще долго останутся очень востребованными. Однако прогнозы, которые еще полгода назад выглядели весьма реалистично, уже не оправдываются. Конкуренция (во всяком случае, в регионах) сегодня не столь острая, так что слияния и поглощения в этой сфере маловероятны. Узкая специализация — тоже слишком отдаленная перспектива. Впрочем, финансовый кризис не будет длиться вечно, так что есть вероятность, что этот институт займет свою нишу в обществе и будет развиваться теми же путями, которые уже известны во всем мире.

    Олег Захаров:
    — Весьма вероятно появление первых законодательных инициатив в сфере коллекторской деятельности. Они могут быть связаны, прежде всего, с формулировкой профильного закона и закреплением статуса специализированных организаций (особо важен при этом доступ к банковской тайне). Также предложения могут касаться и общего совершенствования законодательства, связанного с процессом возврата долгов. Например, необходимо введение уголовной ответственности за злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности в крупном размере. Желательно законодательно закрепить признаки злостности, так как их отсутствие такого закрепления в УК РФ делает ст.177 «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности» малоприменимой. Появится общественная реакция на развитие коллекторской деятельности в виде стихийного антиколлекторства (распространения, прежде всего, в Интернете историй «сопротивления» коллекторам и т. д.), а, с другой стороны, простые граждане будут часто обращаться в коллекторские агентства за взысканием разовых долгов, предпочитая при этом коллекторские услуги обыкновенным юридическим.


    Источник: "Реальный бизнес"

    Ссылка: http://www.real-business.ru/subpage.php?material=1141

     

    No tags added.

    Последние новости
    Джокер в помощь. Как Голливуд повлиял на погромы в США

    4.06.2020

    Эксперты считают, что американский кинематограф не...

    История 6: корпоративная безопасность компании. Кадры – наше всё!

    3.06.2020

    Не секрет, что корпоративная безопасность компании...

    Нашлась российская методичка, по которой организованы беспорядки в США

    2.06.2020

    Афроамериканцы громят города, следуя указаниям учебного...

    Все новости →