+7-495-723-0119

Информационные войны. Кто и почему в них побеждает?

    Опубликовано 24.02.2022 Автор CEO

    Информационные войны. Кто и почему в них побеждает?

    Гости: Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно»

    Александр Денисов: Информационные войны, которые развернул против нас коллективно Запад. Мы уже сказали, как тот мальчик в сказке, который кричит: «Волки, волки». Ну понятно, волки это мы. Ну мы то знаем, что мы, не хочется сказать, что мы овцы, конечно, нет, но тем не менее никакие не волки, хотим жить мирно. Дадут ли нам? И как выигрывать информационные войны? Все-таки придется выигрывать. Мы поговорим в рубрике «Личное мнение» с Романом Ромачевым, генеральным директором агентства «Р-Техно». Роман, добрый вечер!

    Роман Ромачев: Добрый вечер!

    Александр Денисов: Роман, мы тут с Тамарой прикидывали, как разворачивается ныне война. Такая теория у нас родилась совместная, что все начинается с информационной. Вот обратите внимание, что сделал Youtube на прошлой неделе. Он заблокировал ресурсы ЛНР и ДНР. В парламенте Великобритании сегодня дружным возгласом сегодня встретили предложение запретить вещание RT в Великобритании. Напомню, что RT там популярнее BBC. Можем мы сказать, что информационные атаки предшествуют атакам реальным, танковым?

    Роман Ромачев: Вы совершенно правы. Просто так налогоплательщики на Западе, они не понимают, почему вдруг вводятся санкции, они не понимают, почему так реагируют их парламенты, их власть. Для того, чтобы местные налогоплательщики в Европе, в Штатах, понимали, что идет реальная конфронтация, для них готовят как раз информационные вбросы. Информационные операции. Информационная война состоит из комплекса информационных операций. И те информационные вбросы, которые мы видим последнее время, это и есть те самые информационные операции. Они дают понять своим налогоплательщикам, что они не зря тратят свои деньги на налоги, что не зря существует их армия, в том числе киберармия, в том числе информационные войска так называемые. И для этого как раз готовится такого рода легализация действий, которая потом выливается в санкции и либо еще какую-то конфронтацию, которую мы видим. Я бы еще хотел важный нюанс отметить, что в России на данный момент, к сожалению, у нас на системном уровне практически отсутствует противодействие подобным операциям. Вот, у нас есть Лавров, он один за всех и все, как говорится, за одного. Он встречает эти информационные атаки, он их комментирует, он оправдывается, и это совершенно неправильно. Вот сегодняшняя новость о том, что нас упрекнули, что мы якобы хотим стать великой Империей, возродить империю в границах. И дошло до чего? Эта новость дошла до президента, и президент по телевидению оправдывался и говорил, что это не так. Это и есть информационные операции, и более того, они достаточно успешно осуществлены, поскольку последовала реакция президента. Вот это в корне недопустимо. Необходимо на начальном уровне отсеивать фейки, отсеивать вот эти новости, которые являются инфооперациями, и ни в коем случае не доносить их до первых лиц, принимающих решения. В противном случае они могут отвечать, а вот ответка как раз является тем, что нужно для подпитки того негативного контента, который сейчас льется с Запада.

    Тамара Шорникова: Такое очередное поленце в общий костер. Роман Владимирович, а в чем сейчас в современном мире заключается смысл блокировки? Это только исключительно отработка каких-то бюджетных денег? Потому что, условно, если есть желание перекрыть канал другой информацией, неконтролируемой, это невозможно, потому что есть интернет.

    Роман Ромачев: И да, и нет. То есть, блокировка, она приводит к тому, что многие сми на Западе не получают альтернативные точки зрения. И понять, где правда, где ложь, становится проблематично. К счастью, есть достаточно много журналистов на Западе, которые пытаются докопаться до истины, но их не так много. И как раз для того, для общей массы журналистов, которые до истины не докапываются, такая блокировка нужна. Они перерубают канал связи, они перерубают поток информации из точки, из региона, таким образом преобладает в основном их, прозападная версия, той самой правды, которую они и генерируют.

    Александр Денисов: Роман, мы сейчас попросим режиссеров повторить этот фрагмент, мы его как раз показывали, на встрече с Алиевым, с Ильхамом Алиевым, президентом Азербайджана, про империю, про претензии, что мы стремимся расшириться в своих границах. Да, да-да-да, сейчас его скопируют, вот интересен ваш комментарий. Мы посмотрим, какие доводы приводит президент, безусловно, он все логично разложил. Но вот, если смотреть с точки зрения аудитории молодежной, все-таки это интернет, молодежная аудитория, нужны ли ей логичные доводы или они немного на что-то другое реагируют? Давайте посмотрим и проанализируем. Вот вы говорите, что нужна система. И обсудим. Все, смотрим.

    БЕСЕДА ПУТИНА С АЛИЕВЫМ

    Александр Денисов: Роман, вот президент приводит Нагорный Карабах как пример урегулирования, что никаких имперских амбиций у нас нет, вот вам, пожалуйста, вот еще Казахстан. Этот список можно продолжить. Белоруссия, мы помогли, в стране не был совершен госпереворот, поддержали. Срабатывают ли логические доводы или сейчас в информационных войнах побеждает не тот, кто прав и логичен, а тот, кто ярче? Вот они пишут про нас, что мы каких-то дрессированных собак будем сбрасывать с вертолетов, и уж Бильд не знает, что только не городит, а мы им логику. Кто тут побеждает в таком?

    Роман Ромачев: В информационных войнах побеждает тот, на чью, так сказать, на чей взброс пошла реакция. То есть американцы Западу бросили фейк, мы на него реагируем, это значит, что они побеждают. А ведь даже помощь Белоруссии, они как могут трактовать? Они трактуют это как попытку России помешать демократизации Белоруссии. То есть у них своя правда по этому поводу. Я еще хотел бы сказать такой банальный пример, всегда, когда ты оправдываешься в информационных операциях, в клевете, в неправде, ты априори виноват. Два парнишки на улице начинают ругаться, один говорит: «Ты дурак!», другой говорит: «Ты дурак!». И один начинает оправдываться, я, говорит, не дурак, потому что то-то-то-то. Вот первому как раз эта реакция нужна для того, чтобы манипулировать им, для того, чтобы управлять его сознанием, ему нужно понимать твою реакцию. Вот здесь тоже самое. Они сейчас считали нашу реакцию, на эту реакцию они придумают завтра еще один новый тренд, новый инфоповод, который нам закинут. И у нас опять же это проглотят, мы опять будем оправдываться. Вот это в корне неправильно.

    Тамара Шорникова: Роман Владимирович, но с другой стороны, мы же не можем молча проглатывать, действительно, весь тот ужас, который льется с разных информагентств и так далее. Мы должны игнорировать сообщения, когда, например, Bloomberg якобы по ошибке выпускает новость о том, что мы вторглись на территорию Украины? Потом, правда, извиняется, говорят, что как-то там репетировали. Мы понимаем, что это чушь, потому что, зная, как работает большое информагентство, степень проверки информации до выхода на сайт, она настолько многоступенчатая, невозможно. Мы должны просто не замечать таких новостей? Чтобы выглядеть сильной стороной.

    Роман Ромачев: Практически да. Смотрите, вот опять же пример из бытовой жизни. Вы живете в квартире, в соседней квартире пара ругается, муж и жена. Муж говорит: «Сосед, опять же, такой нехороший человек». Вы начинается им через стену кричат. Они вас не слышат. Здесь то же самое. У них свой инфоповод, у них своя повестка, и нам ни в коем случае нельзя в эту повестку вклиниваться. Ее достаточно сложно переломить, там нужно создавать свою повестку, и это делать так, чтобы они реагировали на нашу повестку, а не то, чтобы мы шли и плясали под их дудочку.

    Александр Денисов: Хорошо, Роман. А если мы рассмотрим такой пример. Признание республик ЛНР и ДНР можем воспринимать, оценивать, как создание своей повестки? Тут же стали названивать Шольц, Макрон, делать заявление, Европарламент собрался, Байден сегодня в десять часов этому целую конференцию посвящает. Вы когда-либо припомните времена, чтобы Америка столь тщательно реагировала на любое наше телодвижение?

    Роман Ромачев: Вы абсолютно правы, да, я припомню, это был Крым как раз 14-го года. И вот подобными действиями, когда мы никого не предупреждаем, мы достаточно самостоятельная страна, мы должны действовать и ни с кем не согласовывать наши действия, которые касаются нашей безопасности и безопасности наших граждан. И в том числе соседей. Потому что, если мы будем с ними согласовывать, то.

    Александр Денисов: Сейчас у нас связь восстановится. Роман Ромачев у нас на связи, все-таки эксперт в области информационных технологий.

    Тамара Шорникова: Ну пока свою повестку сформируем. То, что сейчас приходит на ленты информагентств. Еще раз. Совет Федерации дал разрешение на использование военных сил России за рубежом, при этом подчеркивается, что такое разрешение не означает обязательное возникновение и проведение силовой операции. Великобритания грозилась санкциями жесткими, сейчас, правда, объявила о санкциях против пяти российских банков, но, опять-таки, читая подробнее, конечно, крупных – Сбербанк, ВТБ, ВПРФ – в этом списке пока нет.

    Александр Денисов: И Владимир Путин продолжает комментировать ситуацию на Донбассе, как мы будем поступать. Сейчас идет пресс-конференция после встречи с Ильхамом Алиевым. И Ильхам Алиев, и Владимир Путин отвечают на вопросы журналистов, следим за этим. Будем выдавать свежую информацию. Роман Ромачев вернулся к нам в эфир. Роман, вы знаете, прервали у нас связь, можете продолжить свою мысль как раз с того места, где у нас все и разорвалось?

    Роман Ромачев: Да. Мы должны создавать свою информационную повестку дня, и делать так, чтобы Запад реагировал на наши публикации, на наши высказывания, и ни в коем случае нам нельзя реагировать на их обвинения голословные. Мы все понимаем прекрасно, что их журналистика скатилась ниже плинтуса, и не стоит каждому слову западного журналиста верить. Поэтому, зачем нам опускаться до этого уровня, обсуждать весь этот бред, откровенно говоря, когда мы можем создавать свою повестку дня? И это необходимо делать.

    Александр Денисов: Роман, еще такой вопрос. Как и все выпускники журфака, я учился на военной кафедре. Военная кафедра – там студенты истфака Московского университета, Института стран Азии и Африки, филфака тоже проходят обучение, получают специальность «офицер психологической борьбы и пропаганды». Есть у вас ощущение, может быть, даже у меня мое личное убеждение, выскажу, что журналистика – это очевидный уже момент, понятный – не может быть объективной. Это априори такое невероятное заблуждение, которому, в общем, в том числе и на журфаке обучали, что нужно быть объективным, объективность невозможна. Вот, как считаете, должен ли журналист занимать четкую идеологическую позицию и в соответствии с этим выстраивать и свой взгляд на события? Это выражается в мелочах – в подборе героях, в вопросах, вообще, во всем. Должна ли быть журналистика крепкой идеологически, как считаете? Важно ли это, учитывая информационные войны, которые ведутся против нас?

    Роман Ромачев: Да, вы знаете, у нас, к сожалению, после развала Союза идеология исчезла, поэтому ее необходимо создавать. То есть, идеология построена на патриотизме, а у американцев, хоть они и декларируют то, что у них нет идеологии, но она у них есть во всем. Возьмите любой голливудский фильм, вы увидите, как американцы всех побеждают. Это и есть та самая идеология. Необходимо формировать свою повестку дня, и под эту повестку дня необходимо подбирать и экспертов, и людей, которые обладают компетентными знаниями, и которые способны оперировать фактами, а не эмоциями. Это очень важно для журналистики.

    Александр Денисов: Как вы считаете, попытка смотреть с разных точек зрения, во-первых, мы не можем посмотреть на ситуацию с точки зрения украинцев, но в теории, вот такой сумасшедший шизофреник говорит, да, мы правы, но. Как вы считаете, такие попытки можно ли в условиях информационных войн рассматривать как, ну не предательство, а провокацию, вот во время войны?

    Роман Ромачев: Сложно ответить, потому что в активной фазе информационных войн необходимо все-таки придерживаться своей как бы повестки. Если в нее вторгнется какая-то альтернативная точка зрения, которая может не вписываться, это может повредить информационной операции. Но в мирное время это очень важно и необходимо, а вот в те жесткие фазы, которые мы сейчас наблюдаем, здесь крайне важно все-таки доносить свою правду, доносить свою повестку и внедрять ее в западные сми уже непосредственно от нас, то есть не плясать под их дудку.

    Александр Денисов: Вы сказали, в мирное время. А оно бывает? Будет ли оно вообще? Вы припоминаете мирные времена за последнее хотя бы десятилетие?

    Роман Ромачев: Последние десятилетия достаточно сложные были, но тем не менее, будем надеяться, что рано или поздно все-таки станок американский перестанет печатать доллары, и те журналисты, которых не покупают, задумаются, что им необходимо все-таки освещать реальные события, а не фабриковать fake-news.

    Тамара Шорникова: По-вашему, как дальше может развиваться история с пресловутым вторжением? Сейчас определяются в дефинициях зарубежные страны, считать ли это полноценным вторжением или все-таки микроскопическим проникновением и так далее. Разные формулировки употребляются. Как дальше будут выглядеть передовицы газет, информационных сайтов, соцсетей? Наверняка какие-то анализы сейчас проводятся, что мы увидим завтра?

    Роман Ромачев: Конечно же, они будут ужесточать свою повестку. И это связано, в первую очередь, с их интересами, с финансовыми интересами. Ведь если вы понимаете, США сейчас это не демократический режим, это корпоратократия, то есть в Америке правят корпорации. В первую очередь, это ВПК – военно-промышленный комплекс. А что мы видим сейчас? Сейчас старое вооружение Европы поставляется за кредиты в Украину, то есть, для того, чтобы появилось новое вооружение у стран НАТО, для этого как раз выкидывают то самое старое. И как вы думаете, какое вооружение придет в Европу? Конечно, американское. Поэтому американцам это очень и крайне выгодно, нагнетать ситуацию, в том числе и на границах с Россией. У них не получилось с Казахстаном, сейчас они будут отжимать максимум из этой ситуации по Украине. Поэтому я думаю, что мы лишь в начальной стадии, еще увидим достаточно много интересного. В том числе, я думаю, вам будет полезно привлекать и специалистов в области психологии, тех, кто лечит душу, чтобы понимать, насколько силен диагноз у некоторых украинцев.

    Тамара Шорникова: Роман Владимирович, мы, безусловно, поговорим еще и с экспертами из Америки, как там реагируют на новости, которые видят. Как вам кажется, вот такие фейки, их различает современный зритель? Или считывает за чистую монету? У нас и там.

    Роман Ромачев: Их практически не различают, потому что современная молодежь, особенно, у них достаточно клиповое мышление, они не привыкли читать, изучать, анализировать. Вот им показали быстренько клипы за 10 секунд в инстаграме, в фейсбуке, и они это восприняли за правду. К сожалению, это глобальная проблема. Это не только проблема России, это проблема и Штатов, практически отсутствует критическое мышление. И в этом серьезная проблема именно опять же из-за того, что большой поток информации на человека идет, он идет очень быстро и сюжетами, и это заставляет мозг расслабляться.

    Александр Денисов: Роман, вот еще хочется как специалиста вас спросить. Смотрите, Владимир Путин в ответ на вопрос «Как далеко готовы зайти войска России на Донбассе?» ответил: «Я не сказал, что войска вот сейчас прямо туда пойдут после нашей встречи здесь». И еще он прокомментировал, как далеко, ни да, ни нет не сказал. Вот это умение президента и не подтвердить, и не опровергнуть, как знаете, Дмитрий Сергеевич Песков говорит: «Не могу ни подтвердить, ни опровергнуть», подвешивание вопроса, это тоже мастерский ход в информационной войне, как считаете?

    Роман Ромачев: Это мастерский ход, это ход-манипуляция, пусть уже западные журналисты обмусоливают это, трактуют по-разному. Это как раз и есть тот самый вброс, который нам необходимо делать, чтобы мы манипулировали и управляли, в том числе и их журналистами.

    Александр Денисов: А помните, вот, на коллегии МИДа, на расширенной коллегии МИДа в конце года президент сказал, Лаврову говорит: «Я настаиваю, чтобы вы от них добивались четких ответов». Мы тогда еще не понимали, каких четких ответов, потом узнали, по гарантиям безопасности. И он сказал в своей речи, что «мы как держали запад в напряжении, так и будем держать». Все-таки умение держать Запад в напряжении к нам пришло, наверное, не сразу. Примерно с какого периода вы почувствовали, что, в общем, мы этим искусством начали овладевать? Безусловно, в советский период мы владели, потом мы решили, что друзья. С какого периода это искусство мы начали вновь?

    Роман Ромачев: После Мюнхенской конференции мы показали Западу, что мы все-таки самостоятельная страна, независимая, у нас есть свои интересы. И с этого момента, собственно, и началась эта история. Если вы помните, через год началась грузинская операция. И там достаточно проявились информационные войска Запада, если вы помните, нас просто поливали грязью. Это первая такая конфронтация в информационном поле, которую мы, в принципе, проиграли, к сожалению.

    Александр Денисов: Хорошо. А что мы сделали не так тогда? Очевидно, там погибли наши миротворцы, но все вертелось так, что как-то этот факт упорно замыливался, его даже не было на периферии, даже у российского зрителя.

    Роман Ромачев: Повторюсь. Повестку дня делали западные СМИ. И мы под эту повестку подстраивались, и мы оправдывались, это неправильно.

    Тамара Шорникова: Если говорить о повестке, важно ли, как много людей коллективно ее формируют? Условно, сейчас мы говорим чаще всего о каком-то коллективном Западе. Там примерно одни и те же позиции на вопросы, касающиеся России, Украины. Сейчас мы видим, например, четкую позицию нашей России, мы подтвердили суверенитет ДНР и ЛНР, и пока очень аккуратные высказывания наших союзников. В Минске уважают это решения, других более откровенных фраз пока еще не прозвучало. Это важно – как много игроков в информационной войне, бойцов – произносят ту или иную историю, формируют повестку?

    Роман Ромачев: Да, это очень важно, потому что это и есть глобальный охват нашей повесткой всего земного шара. Тем больше об этом будут писать, тем лучше для нас.

    Александр Денисов: Роман, а еще один пример, тоже ваше мнение любопытно. Как оцениваете, тот же информационный вброс, такое провоцирование, блеф в игре, просьба как-то решить вопрос с ядерным оружием в Украине. Что есть некие ресурсы, ученые в Харьковском институте, ну если уж совсем хорошее не соберем, то соберем хотя бы грязное. Это вот тоже пример информационной войны, который производит эффект, надо сказать.

    Роман Ромачев: Этот эффект – это элемент информационной войны, он сделан для того, чтобы попытаться нас спровоцировать на действия. Может быть, на какую-то атаку, может быть, на какую-то бомбардировку. То есть, это попытка провокации.

    Тамара Шорникова: Роман Владимирович, мы говорим сейчас о том, как выиграть в информационной войне. А есть ли желающие действительно в ней победить? Может быть, это на руку всем участникам условно? Сегодня победил один, завтра другой, это рычаги для дальнейших переговоров наших дипломатов, например, бизнесменов?

    Роман Ромачев: Вот из-за того, что мы многие операции последние проигрываем, а это и отравление Литвиненко, отравление Скрипалей, этих случаев достаточно много, к сожалению, Запад уже привык, что нас можно брать и бить в информационном плане, и вот, к сожалению, это приводит к тому, что нам приходится до сих пор подстраиваться. То есть, мы до сих пор не научились противодействовать, мы до сих пор не создали никакую систему, у нас достаточно много специалистов в Министерстве обороны, в ФСБ, у нас много специалистов по информационным войнам на гражданке, но нет какого-то единого центра, который бы выявлял эти фейки, эти информационные операции и говорил как необходимо действовать органам власти. Поэтому и видим, что у нас иногда Захарова говорит одно, а потом министры говорят другое, то есть как лебедь, рак и щука, каждый тянет в свою сторону, и это не очень правильно.

    Тамара Шорникова: А сможем ли мы выиграть в информационной войне, продолжая логику беседы, если у нас сейчас молодое поколение не отличает фейк от реальности? Может быть, начинать ковать победу в школе, вводя уроки по фейковедению или еще чему-то? Как мы сможем победить?

    Роман Ромачев: Опять же, 10-20 лет когда интернет вошел в нашу жизнь, никто не знал, какие риски он несет. И мы начали на ОБЖ вводить предмет «информационная безопасность», рассказывали детям, как нужно реагировать на те или иные риски и угрозы в интернете. То же самое и с информационным пространством, необходимо разъяснять, необходимо на примерах показывать, как отличить фейк от правды. Вот этого вообще просто-напросто отсутствует на всех уровнях, ни в школе, ни в вузах, нигде это не преподают, нигде не рассказывают. Ни бабушки, ни дедушки тем более, ни среднее поколение об этом просто ничего не знает. Необходимо повышать грамотность всеобщую населения, развивать критическое мышление, чтобы отходили мы от того клипового мышления, к которому нас пытается подсадить запад благодаря инстаграму, ютубу и прочему. Необходимо больше читать книги, это способствует работе мозга и анализу ситуации.

    Александр Денисов: Вот я как раз, сняли с языка, стоит ли пойти дальше уроков ОБЖ и понимания, где ложь, где правда? Действительно, сделать образование идеологическим, пронизанным идеологией, причем в хорошем смысле, вы сказали, литература. «Капитанская дочка» Пушкина – идеологическое произведение, «Война и мир» - идеологическое, «На войне как на войне» Курочкина – идеологическое произведение. Должно ли быть образование идеологическим?

    Роман Ромачев: Да. Вы совершенно правы. То есть я уже приводил примеры с Голливудом, включите любой фильм. Здесь аналогичная ситуация должна быть. То есть и через литературу, и через кинематограф, и даже через мультфильмы, все должны понимать, что есть одна общая страна, которой мы должны восхищаться. Мы должны знать, как отличить правду от лжи, и бог с ними, с нашими соседями, которые не могут отличить ложь от правды, мы не должны опускаться до их уровня, и поддерживать их ту самую повестку, о которой я весь вечер говорю.

    Александр Денисов: И такую страну не качнешь просто испугом, санкциями. Эти дети, воспитанные крепко идеологически, скажут, «Ну и бог с вами!»

    Роман Ромачев: Абсолютно правы, да.

    Александр Денисов: Может быть, нам тут даже с Китаем по пути. У нас один общий враг. Китай отчаянно испугался происходящего с их молодежью. От этого попытки отрегулировать ситуацию с социальными сетями, с играми, с телевидением, они взялись сразу за все. Как считаете, тут есть момент - «поезд ушел»? Или никогда не поздно этот поезд догнать?

    Роман Ромачев: Нет, у нас поезд не ушел. У нас есть достаточно квалифицированные специалисты в России, у нас есть уважаемые люди, которые и преподают уже в университетах, читают лекции, обучают. Необходимо просто государству включить рубильник и дать, помочь подобным энтузиастам, подобным специалистам привлечь больше внимания к этой проблеме. Я открою тайну, мы пару лет назад в Севастопольском государственном университете, организовали магистратуру «Информационные гибридные конфликты». Там как раз два года мы читали, вырастили первых магистров, они уже вышли, они уже сейчас работают в федеральных СМИ. И это один из примеров того, как можно вложить свои усилия для того, чтобы воспитать то самое поколение, которое будет реагировать на те вызовы достаточно грамотно и реагировать правильно.

    Александр Денисов: То есть, вы тоже офицеров психологической борьбы и пропаганды воспитали, да?

    Роман Ромачев: Приходится быть.

    Александр Денисов: В чем меня упрекают, мне говорят, что, мол, пропагандист и так далее.

    Тамара Шорникова: Роман Владимирович, скоро будем обсуждать возможные меры, которыми попытается Запад нас предостеречь от дальнейших действий. И вот сообщение из Тамбовской области: «Скоро «Р-Техно» загнется, Запад оборудование перестанет поставлять». Многие сейчас напуганы различными новостями о возможных жестких санкциях, о том, что перекроют и финансовые потоки в страну, и товаров никаких не будет, ни высокотехнологичного оборудования и так далее. Хочется ваше мнение узнать, вы как к этому относитесь? Это тоже вас пугает или вы считаете, что это тоже часть информационной игры? Если какие-то из этих мер воплотятся в жизнь, насколько это ударит по вашему бизнесу, по бизнесу ваших коллег?

    Роман Ромачев: Это действительно часть информационной войны. Я хотел привести пример про китайский автопром. Вы посмотрите, какие были китайские автомобили двадцать лет назад и какие они сейчас. Нет никакого товара в мире, который бы не мог произвести, например, китаец. Нам не стоит зацикливаться на Штатах, нам не стоит зацикливаться на Европе, сейчас достаточно много товаров производит Азия, и Китай, и Индия, и Юго-Восточная Азия. Достаточно много товаров производит в Южной Америке, которая придерживается наших взглядов. Поэтому нам нужно дружить со всем миром. А Европа, Штаты – это всего лишь маленькая часть этого мирка, которая пытается закрыться в себе. Да, может быть, она не даст какую-то технологию, но это, наоборот, способствует развитию наших технологий, появлению импортозамещения, у нас уже есть и достаточно серьезные процессоры, которые могут работать не хуже западных, у нас есть и технологии, которые покупают опять же те же самые американцы. У нас есть полезные ископаемые, которые используют для производства микросхем.

    Тамара Шорникова: Осталось все это собрать в один ноутбук, например.

    Роман Ромачев: Да-да, они сами должны быть заинтересованы в сотрудничестве с нами.

    Александр Денисов: А вот, Роман, смотрите, я вам говорил, пишут: «Что случилось с ОТРажением? Лучше переключить на Федеральные каналы, у вас одна пропаганда. Единицы со своей идеологией». Ну, значит, мы работаем, как считаем нужным.

    Роман Ромачев: Совершенно верно повестку донесли до слушателей.

    Александр Денисов: Роман, тут с вами спорят Москва и Московская область. «Возможно, мы проиграли кейс с Литвиненко, (кейсом называют случай), первый блин комом, но уж никак не Скрипалей». Может, действительно, со Скрипалями-то, очевидно, что человека обменяли, я уж не помню, на кого там, но он переехал из одной камеры, где он отсидел и вышел на свободу и гулял бы себе спокойно, переехал в камеру смертников. Возможно, зрителям это очевидно.

    Роман Ромачев: Да, да. К сожалению, и Литвиненко, и Скрипалей, и Навального с отравлением, мы проиграли. Это упущение, которое необходимо доработать в будущем, чтобы нас больше никто не обвинял.

    Александр Денисов: Да. Роман, спасибо большое! Интересно, интересные всесторонние комментарии. Информационные войны и случаи разобрали, как говорят наши зрители, кейсы. Роман Ромачев, генеральный директор агентства «Р-Техно» был у нас на связи. И мы продолжаем обсуждать ситуацию на Донбассе, признание, последнюю пресс-конференцию Путина, все будем обсуждать.

    otr-online.ru/programmy/segodnya-v-rossii/informacionnye-voyny-kto-i-pochemu-v-nih-pobezhdaet-57476.html


    Последние новости

    Последние новости