+7-495-723-0119

Как отличить правду от фейков: политолог об информационных войнах и анонимных телеграмм-каналах

    Опубликовано 14.09.2020 Автор CEO

    Как отличить правду от фейков: политолог об информационных войнах и анонимных телеграмм-каналах

    Интервью с профессором МГУ, известным политологом Андреем Манойло

    В последние недели Амурская область оказалась в эпицентре информационного противостояния вокруг «Покровского рудника». Информационная атака на Покровку была настолько сильной, что ее директор Сергей Ермоленко был вынужден обратиться с открытым письмом к главным редакторам российских СМИ, в котором он попросил их не распространять «заведомо ложную информацию о предприятии». Десятки публикаций больших и малых — в интернет-СМИ и анонимных телеграмм-каналах — отражали зачастую совершенно противоположные позиции и противоречащие друг другу трактовки драматических событий на амурском предприятии.  

    Как отличить правду от фейков: политолог об информационных войнах и анонимных телеграмм-каналах / В последние недели Амурская область оказалась в эпицентре информационного противостояния вокруг «Покровского рудника». Информационная атака на Покровку была настолько сильной, что ее директор Сергей Ермоленко был вынужден обратиться с открытым письмом к главным редакторам российских СМИ, в котором он попросил их не распространять «заведомо ложную информацию о предприятии». Десятки публикаций больших и малых — в интернет-СМИ и анонимных телеграмм-каналах — отражали зачастую совершенно противоположные позиции и противоречащие друг другу трактовки драматических событий на амурском предприятии.  

    Приамурье, к счастью, избежало в 90-х жестоких рейдерских захватов заводов, которыми не удивить жителей Урала, и сопутствующих им «газетных войн», поэтому все происходящее сегодня совершенно дезориентировало амурчан. Как не дать себя обмануть, отличить правду от фейков, а платную заказную статью от добросовестного журналистского расследования? Помочь разобраться «Амурская правда» попросила одного из ведущих в России экспертов по информационным войнам и информационной безопасности — профессора МГУ, политолога Андрея Манойло.

    — Андрей Викторович, «войны компроматов» — для Приамурья дело непривычное. Какие правила информационной гигиены вы бы порекомендовали нашим читателям, чтобы не дать ввести себя в заблуждение?

    — Технологии манипуляции общественным сознанием придумали не сегодня, к сожалению, в нашу информационную эпоху они являются неизбежным «довеском» к любым политическим или коммерческим процессам, в первую очередь, конфликтным.  

    Что же касается, правил — то они просты. Прежде всего, необходимо пользоваться лишь заслужившими ваше доверие источниками, уважаемыми и хорошо знакомыми изданиями, которые дорожат своей репутацией. Наверно, многие обратили внимание, что абсолютное большинство платного «негатива» публикуется, как правило, на малоизвестных интернет-сайтах с кричащими названиями или анонимных телеграмм-каналах. Это первый сигнал, что дело нечисто. Есть и отдельный жанр — СМИ, «мимикрирующие» под всем известные брэнды, например, «Новые известия» или «Аргументы недели». К знаменитым «Известиям» или «АиФ» они отношения не имеют, естественно. Но у неискушенного читателя создается обманчивое ощущение, что речь идет о солидных изданиях, которые обманывать читателей не будут.

     

    «Если в материале вы не видите ни ссылок на документы, ни свидетельств или цитат от уважаемых людей с конкретными именами и фамилиями, то стоит серьезно задуматься, стоит ли ему вообще доверять».

     

    Во-вторых, надо хотя бы на глаз оценить верифицируемость информации. И здесь тоже есть понятные и нехитрые признаки. Уважающий себя и свою работу журналист никогда не опустится до голословных обвинений, если за ними нет подтверждающих документов, видео- или фото-свидетельств, показаний очевидцев или комментариев официальных лиц. Как минимум, потому что за этим может последовать судебный иск. Так что если в материале вы не видите ни ссылок на документы, ни свидетельств или цитат от уважаемых, статусных людей с конкретными именами и фамилиями, то стоит серьезно задуматься, стоит ли ему вообще доверять.

    — Наиболее показательной в этом плане, видимо, является история с силовым захватом московского представительства компании ее новым топ-менеджментом. Как-то только прошли первые новостные сообщения, интернет захлестнул вал абсурдных публикаций о том, что это бывший руководитель «Петропавловска» и его подчиненные сами разгромили собственный офис. В результате ситуация стала абсолютно непонятной никому, кроме ее непосредственных участников. Как вы бы могли это прокомментировать?

    — Да, это как раз хороший пример применения черных технологий в экономических конфликтах. Задача проста — «замусорить» информационное пространство версиями, балансирующими от «полуправды» до откровенной лжи, и перекрыть этой горой мусора легкий доступ к  информации реальной. В общем, как в старом анекдоте, чтобы люди говорили: «то ли у него украли, то ли он украл, но история какая-то мутная». В описываемом вами случае есть видеозаписи захвата, съемки с телефонов, показания десятков очевидцев, да и обычный здравый смысл, который подсказывает, что сотрудникам разрушать собственное рабочее место абсолютно незачем — но мы с вами обсуждаем именно «версии». Вот так правда оказывается погребенной под грудой ложных сообщений. Кстати, похожие технологии используют и во время так называемых «цветных» революций по всему миру.

    — Какие другие цели используют инициаторы «информационных войн» помимо замусоривания информационного пространства? Ведь зачастую распространяемая ими информация имеет откровенно оскорбительный характер? Для чего это делается?

    — Второй важнейшей задачей информационных мошенников является давление на человека. Согласитесь, никому не приятно читать о себе или своей работе гадости. А если ложная информация распространяется широко, то жертва может испытать не просто обиду, а дезориентацию, утратить волю к сопротивлению, буквально — и такие случаи бывали — впасть в депрессию. Поэтому вал негатива появляется перед важнейшими событиями, в которых задействованы его жертвы — ключевыми мероприятиями, судебными процессами, принятием ответственных решений. Надо понимать, что солдаты информационных войн не стремятся просто сформировать «негативное мнение» о человеке во всем известной логике настенных надписей вроде: «Манька» —  скажем, «женщина невысокой социальной ответственности». Инструменты прямого шельмования, распространения оскорблений в интернете для этого не очень годятся, ведь аудитория знает им цену. Организаторы информационных атак стремятся не столько опорочить, сколько надавить на жертву, запугать ее, заставить ошибиться, пойти на поводу у атакующих.

    — Вы уже упоминали, что в нынешних информационных войнах начали активно использоваться так называемые анонимные телеграмм-каналы. Что это за инструмент, и как относиться к этой новой моде?

    — Главное «преимущество» современных телеграмм-каналов  — абсолютная безнаказанность. Как известно, создатель «Телеграмма» Павел Дуров очень гордится его высоким уровнем защиты и отказывает открывать программные коды даже по требованию спецслужб. Как следствие, возможности установить анонимных авторов информационных провокаций и заставить их отвечать по закону очень ограничены. На моей памяти было буквально 1—2 дела на заре развития «Телеграмма», когда неаккуратные информационные шантажисты вели каналы со своей личной сим-карты и поплатились за это. Сейчас ребята стали опытнее, заматерели, научились выполнять минимально необходимые меры собственной безопасности. Фактически для них — пиши, что хочешь и про кого хочешь.

     

    «Читать анонимный канал — все равно что на сочинском пляже с жуликами в преферанс играть. В проигрыше будешь неизбежно, каким бы мастером ты себя не считал».

     

    Надо понимать, что анонимные телеграмм-каналы — это огромный бизнес, через который прокачиваются ежедневно сотни миллионов рублей. Ведут их люди крайне циничные, без малейшего представления о морали и этике, так что ни о какой достоверности сведений и говорить не приходится.  И если в один и тот же день на десятках каналов выходят однотипные сообщения, то их заказной характер очевиден даже неспециалисту.

    — Есть ли в «Телеграмме» каналы, которым можно доверять?

    — Разумеется. Это каналы официальных уважаемых СМИ и авторские каналы живых людей с фамилией, именем и отчеством. Но когда вы натыкаетесь на канал с громким названием и рекламным посылом — «мы анонимны, потому что правда слишком опасна и ужасна, чтобы говорить ее от своего имени» — знайте, что столкнулись с информационными мошенниками. Читать такой канал — все равно что на сочинском пляже с жуликами в преферанс играть. В проигрыше будешь неизбежно, каким бы мастером ты себя не считал.

    Я уверен, что рано или поздно государство разберется с этим полукриминальным информационным бизнесом и наведет там порядок. А пока посоветую всем быть осторожными и взвешенно относиться к любой информации из непроверенных источников.

    Валерия Смирнова
    ampravda.ru/2020/09/10/098759.html
     


    Последние новости

    Последние новости
    Политика многополярности: новые вызовы и угрозы

    22.09.2020

    В Дипломатической Академии МИД РФ вышла #монография...

    Нужен ли России "Цифровой кодекс"?

    22.09.2020

    Мнение генерального директора частной...

    Игра в бутылочку: кому выгоден сценарий об "отравлении" Навального

    22.09.2020

    Алексей Навальный уверенно идет на поправку. На этой...

    Все новости →